Российские самолёты и вертолёты малой и сверхлёгкой авиации

М-24 — самолет-амфибия

12 апреля 1922 г. Управление морской авиации выдало авиационному заводу № 3 «Красный летчик» задание на создание опытных образцов ближних морских разведчиков, способных заменить уже устаревшие гидросамолеты М-9 и М-20. Самолет М-24 по своей схеме и конструкции являлся дальнейшим развитием М-9, но обладал более мощным двигателем и новыми обводами нижней части лодки.

Опыт эксплуатации летающих лодок М-5 и М-9 показал, что формы таких лодок обеспечивают простоту их изготовления, очень небольшую осадку и высокое гидродинамическое качество. Они также позволяли гидросамолету без всяких приспособлений с работающим двигателем самостоятельно выруливать из воды прямо на слип — искусственно созданный на берегу пологий наклонный деревянный или бетонный спуск ог ангаров к воде. Однако, в связи с увеличением максимальной скорости гидросамолетов и возрастанием их посадочной скорости, плоско-вогнутая (М-5) и слабокилеватая (М-9) форма днища лодки уже не оправдывала себя.

При посадке гидросамолета на волну такая форма приводила к появлению значительных сил, способствующих разрушению днища лодки. Особенно часто отмечались поломки днища лодки у учебных самолетов М-5 при выполнении молодыми летчиками грубых посадок. Для уменьшения нагрузок на днище лодки и более «мягкой» посадки самолета на волну для М-24 была выбрана новая компромиссная форма днища — слабокилеватая с резко выраженными боковыми «скулами» в центральной части лодки.

Самолет М-24 представлял собой трехместную, с кабинами экипажа в носовой части фюзеляжа, цельнодеревянную летающую лодку с трехстоечным бипланным крылом. Опытный образец был испытан весной 1923 г. После испытаний самолет был запущен в серийное производство. Всего было построено 40 машин, первая из которых поступила на вооружение в апреле 1924 г. Но вскоре стали возникать многочисленные жалобы на дефекты лодок. Была назначена специальная комиссия, опросившая многих летчиков. Жалобы подтвердились, и самолет хотели снять с вооружения. Но произошла авария с самолетом Ю-20, который также находился на вооружении флота. После некоторых изменений самолет М-24 продолжал строиться серийно.

Установленный на лодке двигатель «Рено» мощностью 220 л.с. был форсирован путем замены чугунных поршней алюминиевыми. Получилась модификация М-24бис с этим же двигателем, форсированным до 260 л.с. М-24бис строился уже без Д.П. Григоровича, который перешел на завод № 1. Самолет М-24бис выпускался серийно и стоял на вооружении до 1926 г., но его летно-тактические данные уже не соответствовали возросшим требованиям. Нужны были более современные схемы и формы. Летающие лодки с индексом «М» больше не строились, начиналась новая полоса в гидросамолетостроении.

Боевое использование гидросамолетов Макки М-5 в годы Первой мировой

Поставки М.5 в строевые части начались в конце июня 1917 г., когда первые две машины получила 251-я эскадрилья, дислоцировавшаяся в Венеции, а ещё одна поступила в 253-ю эскадрилью (Градо). В этих частях М.5 прошли войсковые испытания, привлекаясь главным образом к сопровождению ударных самолетов в рейдах на Триест. В первых боевых полетах выявилась низкая надежность пулеметов FIAT, дававших частые осечки. Поэтому в дальнейшем предпочтение при вооружении самолетов старались отдавать изделиям «Виккерса».

Летающая лодка Макки М-5 на стоянке в бухте

Первоначально М.5 распределялись по несколько экземпляров в эскадрильи, вооруженные разведывательно-ударными гидросамолетами. Помимо уже упомянутых 251-й и 253-й, их получили, в частности, 254-я эскадрилья в Варано (с января 1918 г.), 255-я в Бриндизи (с ноября 1917 г.), 256-я в Отранто (с начала 1918 г.), 257-я и 258-я в Валлоне (соответственно с января 1918 г. и ноября 1917 г.). Увеличение поставок М.5 позволило создать Группу гидросамолетов-истребителей (Gruppo Idrovolanti da Caccia), в состав которой вошли две эскадрильи: 260-я (сформирована 1 ноября 1917 г.) и 261-я (создана в начале декабря 1917 г.). Штат каждой из них предусматривал наличие 12 истребителей.

Увеличение количества М.5 над Адриатикой привело, наконец, к ощутимым результатам — 17 ноября 1917 г. гидросамолеты этого типа одержали первую победу. Её разделили Пауло Мотрерра (Paulo Morterra) и Артуро Цанетти (Arturo Zanetti) из 260-й эскадрильи, сбившие австро-венгерский «Бранденбург». После боя Мотрерра, приводнившись, спас пилота вражеской машины — и это на одноместном гидроплане! До конца войны М.5 ещё не менее трех раз использовались для спасения летчиков.

19 ноября один из самолетов 260-й эскадрильи стал вражеским трофеем — Даниеле Минчиотти (Daniele Minciotti), преследуемый двумя австро-венгерскими истребителями, исчерпал весь запас топлива и вынужден был приводниться у вражеского берега. Macchi M-5 отбуксировали в Полу, где на него нанесли кресты и включили в состав австро-венгерской морской авиации. Но у новых хозяев «Макки» прослужил недолго — 23 февраля 1918 г. он разбился, при этом пилот погиб.

В марте 1918 г. командование 261-й эскадрильей и Группой гидросамолетов-истребителей в целом принял Орацио Пьероцци (Orazio Pierozzi), радикально пересмотревший тактику гидроистребителей и введший в практику группы учебные воздушные бои с применением фотопулеметов. Результаты его усилий стали заметны уже спустя несколько недель. В мае пилоты М.5 добились наиболее громких успехов. 1 мая Пьероцци сбил австро-венгерский гидроистребитель. Три дня спустя пятерка М.5 из 260-й эскадрильи в воздушном бою с группой вражеских самолетов сбила два «Бранденбурга», а пилот третьей машины — известный ас Готфрид Банфилд — совершил на подбитом самолете вынужденную посадку. 14 мая семь М.5 261-й эскадрильи сбили ещё два вражеских гидроистребителя, а 17 мая эта же часть записала на свой счет два сухопутных самолета. 22 мая Пьероцци со своим ведомым сбил один из новейших сухопутных истребителей противника — «Феникс» D.I. (Phoenix D-1) Собственные же потери Группы гидросамолетов-истребителей за указанный период Первой мировой войны составили лишь одну машину.

В середине июня 1918 г. австро-венгерская армия начала свое последнее наступление на итальянском фронте. В его отражении приняли участие и эскадрильи М.5, действовавшие в качестве штурмовиков. В последующие месяцы М.5 активно участвовали в боях вплоть до конца войны. В послевоенное время М.5 оставались на вооружении в Италии до 1924 г.

Ещё на стадии летных испытаний предсерийных машин большой интерес к М.5 проявила морская авиация США. В августе 1917 г. в Соединенные Штаты доставили для испытаний два таких гидросамолета, но заказа на поставку более крупной партии не последовало. Однако повоевать на М.5 американцам все же довелось. В конце июля 1918 г. в Порто Корсини была организована американская гидроавиастанция, в распоряжение которой итальянцы передали 30 гидросамолетов (в т.ч. 15 М.5). Несмотря на плачевное состояние переданной авиатехники (поначалу из всех М.5 в летном состоянии находилось только три машины), с середины августа американские морские авиаторы приступили к боевой работе, вылетая на патрулирование и сопровождение.

В целом «Макки» М.5 оказался весьма удачным истребителем, способным даже конкурировать с сухопутными машинами аналогичного назначения. Этот самолет, равно как и вражеские «Бранденбурги» СС, идеально подходил для действий на Адриатике.

Гидросамолет М-9

В 1915 г. морское ведомство заказало Д.П. Григоровичу летающую лодку более крупных размеров с двигателем в 150 л.с. для воздушной разведки на море. В декабре 1916 г. была создана летающая лодка М-9, приспособленная для спуска и подъема на корабль. Летные испытания М-9 проводились в Баку с 25 декабря по 9 января следующего года и оказались более чем успешными.

Гидросамолет М-9 получился очень удачным по своим мореходным и летным качествам. Он стала самой известной конструкцией Григоровича не только за предыдущие, но и за последующие годы его работы в области авиации. По ходатайству Морского генерального штаба России конструктор был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени.С конструктивной стороны М-9 мало отличалась от М-5. Самолеты более раннего выпуска имели вогнутое на редане днище (подобно М-5). Самолеты второго типа имели слабокилеватое днище лодки и неширокие доски вдоль скул на редане. В отличие от М-5 в конструкции М-9 были обычные шпангоуты, а не раскосы, обшивку сделали большей толщины. Крылья и хвостовое оперение не имели особенностей по сравнению с М-5. Исключение составлял лишь киль, выполненный в иной конфигурации. Масса нового пустого самолета была 1060 кг, но при эксплуатации из-за сырости дерево набухало, и аппарат утяжелялся на десятки килограммов. На большинстве гидросамолетов М-9, а их построили около 500 экземпляров, устанавливались двигатели «Сальмсон» мощностью 150 л.с., на одном, в качестве эксперимента, был поставлен «Рено» в 220 л.с.

Проведенные испытания показали следующие данные: максимальная скорость полета составляла 110 км/ч, посадочная 85 км/ч, практический потолок — 3000 м. Относительно невысокие летные данные самолета, особенно по скорости, объясняются значительным лобовым сопротивлением девятицилиндрового звездообразного двигателя с двумя довольно громоздкими радиаторами и другими выступающими в поток агрегатами. На опытной машине для уменьшения лобового сопротивления на двигателе устанавливался кок-обтекатель, но при серийном производстве этот обтекатель не ставился.

Со временем самолет М-9 по возможности модернизировали: меняли радиаторы, проводку управления, а для создания избыточного давления в топливном баке установили ветрянку. Этот гидросамолет на флоте в полном смысле стал рабочей лошадкой, простой в управлении, надежный в эксплуатации. Во время Первой мировой войны, с 1915 г. М-9 базировались на российских авиатранспортных кораблях «Орлица», «Александр I», «Николай I». Гидросамолеты располагались в ангарах по 4—5 машин и спускались на воду и поднимались с нее с помощью лебедки.

Двухместная лодка М-9 с отличной мореходностью позволяла применять гидросамолет в боевых условиях и в открытом море. На взлете и посадке свободно преодолевалась волна высотой 0,5 м. М-9 в основном применялась для воздушной разведки, патрулирования в море, бомбометания по кораблям и береговым объектам. Вооружение состояло из пулемета «Виккерс», установленного в передней кабине. Иногда самолет вооружался пушками, что было впервые в мире на гидросамолете.

Компоновочная схема гидросамолета М-9

17 сентября 1916 г. на гидросамолете М-9 так же впервые в мире с пассажиром на борту лейтенант Я. Нагурский выполнил петлю Нестерова, и этот рекорд был зафиксирован как мировой. Самолет М-9 вполне удовлетворял флот, но у немцев в начале 1917 г. появился поплавковый гидросамолет «Альбатрос», который значительно превосходил русские летающие лодки по скорости и вооружению. Из-за этого нашим летчикам приходилось устанавливать на нижнем крыле второй пулемет для защиты с задней полусферы. К числу особых свойств М-9 с вогнутым реданом следует отнести его способность взлетать со снега и садиться на снег. Зимой 1920 г. три М-9 сели на снежный покров Центрального аэродрома в Москве, немало удивив всех присутствующих.

Эксплуатация и применение

Пассажирские гидросамолёты в Ванкувере

После широкого распространения гидросамолётов (в первую очередь — крупных летающих лодок) на регулярных дальних линиях в 1930—1940-х годах они были вытеснены с этих маршрутов самолётами наземного базирования — сначала винтовыми, а затем и реактивными. Причиной тому стало несколько факторов: появление новых самолётов большой дальности, послевоенное развитие мировой аэродромной сети, а вскоре — и выход на дальние авиалинии реактивных пассажирских машин, радикально превосходящих летающие лодки по скорости и высоте полёта. Гидросамолёты заняли свою нишу в авиации общего назначения и продолжают широко эксплуатироваться на местных авиалиниях — в первую очередь в труднодоступных местах, где строительство аэродромов невозможно или нецелесообразно, но при этом имеются водоёмы, пригодные для эксплуатации гидросамолётов. К таким местностям относятся, в частности, северные территории ряда стран — Канады и США (Аляска), расположенные в тайге и тундре, где весьма велико число рек и озёр; островные государства (Мальдивы, Сейшелы и пр.), где постройка аэродромов на небольших островах невозможна, и т. д. По этой причине на современном рынке представлено большое число моделей гидросамолётов: абсолютное большинство из них — поплавковые модификации сухопутных моделей.

Амфибия на поплавковом шасси — de Havilland DHC-2 Mk 3 Turbo Beaver

Лётная эксплуатация гидросамолётов (и амфибий) имеет ряд характерных особенностей (в навыках пилотирования, выполнения взлёта и посадки на воду, руления по водной поверхности) и требует необходимой квалификации лётчика. Гидросамолёты выделены в отдельную категорию пилотского свидетельства. Таким же образом отдельно выделены летающие лодки и поплавковые гидросамолёты (что вызвано различиями в эксплуатации — летающие лодки более устойчивы на воде и могут эксплуатироваться при большем волнении, а для поплавковых гидросамолётов эксплуатация даже при среднем волнении небезопасна и может быть запрещена).

Техническая эксплуатация гидросамолётов (и в особенности амфибий) также значительно сложнее и дороже, особенно на морских гидроаэродромах, так как требует постоянных мер по защите самолётов от коррозии, тщательной помывки и выполнения перечня обязательных операций после каждой посадки на море. Аэродромы для амфибий требуют сугубо морского оборудования типа швартовочных бочек, катеров для буксировки самолётов и перевозки людей и т. д., должны быть оборудованы съездами с суши на море, транспортировочным оборудованием для вытягивания самолёта на берег. В результате эксплуатация гидросамолёта часто обходится дороже, чем обыкновенного «сухопутного» при значительно большем техническом ресурсе последнего.

Гидросамолет М-5

Конструктору Д.П. Григоровичу пришлось первым в России столкнуться с трудностью проектирования гидросамолетов. Она состояла в том, что, кроме аэродинамических качеств, присущих любому летательному аппарату, гидросамолет должен был обладать еще и специфическими свойствами: плавучестью, остойчивостью, непотопляемостью и мореходностью.

От М-1 до М-5 авиаконструктору приходилось буквально на ощупь подходить к оптимальному варианту лодки. В этом заключается особая заслуга Григоровича и его великая удача при создании выдающейся по тому времени летающей лодки М-5, вошедшей в историю отечественной и мировой авиации.

Двухместную летающую лодку М-5 выпустили весной 1915 г., а уже 12 апреля она совершила свой первый боевой вылет. В дальнейшем, вплоть 1923 г., лодка строилась серийно. Всего было выпущено около 300 самолетов этого типа. Конструктору удалось оптимально соединить в М-5 высокую мореходность корпуса лодки с великолепными летными данными самолета. Она могла взлетать и садиться при высоте волны до 0,5 м. Тщательно спрофилированное днище лодки не «прилипало» к воде и легко отделялось от нее при взлете. На летающей лодке М-5 был установлен двигатель «Гном-Моносупап» мощностью в 100 л.с.

Гидросамолет М-5 долго оставался на вооружении сначала в качестве морского разведчика, а с 1916 г. и как учебная машина. По сравнению с предыдущей машиной М-5 отличался несколькими признаками. Прежде всего, была увеличена площадь нижнего крыла. Редан лодки оставался вогнутым, но высота его была несколько снижена. Скулы на редане снабжены полозками, с помощью которых гидросамолет мог выходить из воды на площадку спуска. Лодка обладала хорошей мореходностью, была легкой и простой в управлении. Вооружение на разведчике М-5 не ставилось. В редких случаях устанавливался пулемет впереди правого сиденья.

Конструкция корпуса М-5 — типичная для других гидросамолетов Григоровича. Каркас лодки изготовлялся из ясеня, обшивка — фанерная, толщиной от 3 мм до 5—6 мм. Редан на днище накладной из 10-мм фанеры. Сборка корпуса проводилась на латунных шурупах и промазывалась свинцовыми или цинковыми белилами. В стыках обшивки корпуса ставились фанерные полоски-накладки на медных заклепках. Некоторые швы и стыки фанеры обивались снаружи медной фольгой и пропаивались оловом. Снаружи корпус лодки покрывался бесцветным лаком, внутри — олифой. Деревянные части крепились шурупами, на весь корпус лодки их уходило до 15 тысяч. Все работы выполнялись вручную, на ввертывание всех шурупов уходило несколько дней.

Двухлонжеронные крылья очень тонкого профиля — порядка 4% хорды крыла. Верхнее и нижнее крылья соединены крестообразно металлическими расчалками, такие расчалки соединяли крылья и с носом лодки. Хвостовое оперение было очень легким и не жестким: хвост на вираже заметно скручивался, дрожал от обдува воздушным винтом, но никогда не ломался. Угол установки стабилизатора мог изменяться перед полетом. Двигатель устанавливался на центральных стойках коробки крыльев на листовой раме с дополнительной опорой под носок двигателя.

Лодка обеспечивала достаточный запас прочности при нормальной эксплуатации и позволяла легко производить отрыв от воды при взлете, обладала устойчивостью на рулении. Однако летно-технические возможности М-5 оставались все-таки невысокими, максимальная скорость достигала 105 км/ч, явно недостаточно для боевой машины. Григорович неоднократно пытался улучшить летные качества М-5 за счет установки более мощного двигателя, но это приводило лишь к обратным результатам. Построенные затем лодки М-6, М-7 и М-8 были близки по конструкции к М-5, но преимуществ не дали.

Тактико-технические характеристики гидросамолета М-5

Экипаж, чел……………………2Двигатель……………………ПДх 1, «Гном-Моносупап»Мощность, л.с……………………100Размах крыла, м / площадь крыла, м2……………………13,62 / 37,9Длина самолета / высота самолета, м……………………8,6 / н/дМасса: максимальная взлетная / пустого, кг……………………930 / 660Полной нагрузки, кг……………………300Максимальная скорость у земли, км/ч……………………105Практический потолок, м……………………3300Максимальная дальность, км (продолжительность полета)……………………4 ч.

История[ | ]

История гидросамолётов началась ещё до первого полёта самолёта, только в России известно два проекта аппаратов тяжелее воздуха, способных взлетать и садиться на воду. Фюзеляж самолёта Можайского напоминал фюзеляж летающей лодки.

Первые экспериментальные образцы самолётов, взлетающих с воды, создали в 1911 году практически одновременно Я. М. Гаккель в России, А. Фабр во Франции и Г. Х. Кёртисс в США, однако эти гидропланы представляли собой сухопутные аэропланы, поставленные на поплавки.

Первый целевой гидросамолёт специальной конструкции (летающая лодка) был создан Д. П. Григоровичем в 1912-1913 годах. Примерно в те же годы (1912-1913) аналогичный аппарат был создан во Франции фирмой (фр. Donnet-Leveque). Первоначально летающая лодка Григоровича носила флотское обозначение Щ-1 (свойственное самолетам, выполненным на заводе С. С. Щетинина), далее называлась М-1. В 1914 году Д. П. Григоровичем было создано три промежуточных экспериментальных моделей гидросамолёта — М-2, М-3 и М-4, которые в 1915 году послужили основой для первой серийно выпускавшейся летающей лодки М-5. Это был двухместный биплан деревянной конструкции, имевший следующие характеристики: размах крыльев — 11,5 м; площадь крыла — 30 м²; общий вес — 660 кг, полезная нагрузка — 300 кг. Гидросамолёт развивал скорость 130 км/ч. Летающая лодка поступила на вооружение российского флота в качестве разведчика и корректировщика артиллерийского огня. 12 апреля 1915 года М-5 совершил первый боевой вылет. Серийная постройка М-5 продолжалась до 1923 года на авиационном заводе Щетинина (с 1918 года переименованном после национализации в завод «Красный лётчик»).

В период незадолго Первой мировой войны во всех развитых странах гидропланы стали развиваться как отдельный вид авиационной техники, и достигли своего золотого века в 1930—1940-е годы. С развитием реактивной авиации гидросамолёты были вытеснены в свою экологическую нишу в связи с более низкими экономическими показателями и ограничениями по скорости. Однако развитие авиационных технологий позволило КБ Бериева создать удачный реактивный гидросамолёт А-40 «Альбатрос» и его гражданскую модификацию Бе-200, сопоставимыми по своим характеристикам с сухопутными машинами. Это позволяет прогнозировать рост интереса к самолётам такого класса и расширение жизненного пространства гидросамолётов, особенно в районах планеты со слабо развитой инфраструктурой.

Гидросамолёт Ш-2

В Первую мировую войну Россия использовала гидроавианосец «Орлица» с эскадрильей летающих лодок М-5 и М-9, созданных конструктором Дмитрием Григоровичем.
М-5 имел скорость 128 км/ч, потолок высоты — четыре тысячи метров, продолжительность полёта — пять часов. М-5 не имел вооружения — гидросамолёт использовался для воздушной разведки, корректировки артиллерийского огня тяжёлой артиллерии с линейных кораблей.

В 1916 году на авиаматку «Орлица» поступили М-9, вооружённые пулемётом. Самолёт мог брать на борт и бомбы. Воздушный стрелок располагался с пулемётом в носовой части. В основной кабине лётчик пилотировал машину, а бортмеханик, сидя рядом с ним, сбрасывал бомбы. Их подвешивали под плоскостями (крыльями) на зажимах, соединённых с кабиной приводом-тросом.

Во время Гражданской войны в России гидросамолёты речного базирования активно использовались противоборствующими сторонами.

Во время второй мировой боевые гидросамолёты нередко вооружались торпедами.

Дополнительные сведения: Торпедоносец

До появления реактивной авиации крупные подводные лодки иногда оснащались небольшими складными гидросамолётами, обычно в разведывательных целях. Исключением являлся японский проект «Seiran», в рамках которого было построено несколько подводных авианосцев, несущих на борту несколько боевых гидросамолётов (в бой они так и не вступили в связи с окончанием Второй мировой войны).

М-1 — первый гидросамолет Григоровича

Этапы зарождения и развития морской авиации в России схожи во многом с ведущими зарубежными странами. Вначале в морской авиации применялись гидросамолеты, переоборудованные из сухопутных аэропланов путем замены колесного шасси на поплавки. Первый взлет самолета с воды был произведен во Франции А. Фарбом в 1910 г. В России зачинателем морской авиации стал Черноморский флот.

Именно черноморцы в июне 1910 г. запросили у Морского генерального штаба средства «на постановку опытов взлета аэропланов с воды». В конечном итоге отпущенные средства привели к постройке первого в России, хотя и не летавшего двухпоплавкового самолета-амфибии Я.М. Гаккеля в 1911 г. Первые шесть гидросамолетов были закуплены за границей в 1911 г. А первым Российским офицером-летчиком, освоившим полеты на гидросамолете, стал поручик Стаховский. Обучался он во Франции в 1912 г. на гидросамолете «Кертисс».

Первые работы по летающим лодкам в России начались на авиазаводе С.С. Щетинина летом 1913 г. Морской летчик Балтийского флота капитан Д.Н. Александров разбил летающую лодку «Доннэ-Левек», и ему угрожали серьезным взысканием. Он обратился за помощью на некоторые заводы, но везде за ремонт требовали больших денег, которых у летчика не было. Тогда он обратился на завод С.С. Щетинина с просьбой отремонтировать гидросамолет. Управляющий заводом Д.П. Григорович, впоследствии выдающийся авиационный конструктор, уговорил Щетинина, пообещав отремонтировать самолет бесплатно, но при этом изучить его конструкцию для дальнейших работ по летающим лодкам. Потом все же взяли для приличия с Александрова 400 рублей. Этот случай помог Григоровичу выбрать свой путь в авиации. В 1910 г. Григорович окончил Киевский политехнический институт. В 1911 г. в Петербурге он издавал журнал «Вестник воздухоплавания». В начале 1913 г., после образования завода С.С. Щетинина, он поступил на должность управляющего заводом.

Осенью 1913 г. Григорович построил свою первую летающую лодку М-1 («Морской первый»). Она во многом напоминала французскую «Доннэ-Левек», но корпус лодки получился короче на один метр. Кроме того, Григорович изменил профиль крыльев, а нос лодки сделал килеватым, днище — вогнутым и слабо килеватым на редане. Высота редана по бортам получилась гораздо выше, чем у французской лодки. М-1 летала в общем удовлетворительно, но требовалось ее дальнейшее развитие для улучшения летных данных. Новая летающая лодка М-2 получилась значительно больших размеров с более мощным двигателем «Клерже» в 80 л.с. Обводы самой лодки во многом изменены: угол продольной килеватости очень мал, редан вогнут и невысок, хвостовая часть приподнята, площадь стабилизатора значительно увеличена.

В течение лета и осени 1914 г. на летающей лодке М-2 совершили несколько полетов, показавших, что требуются дальнейшие работы по улучшению схемы самолета. Следующая летающая лодка, М-3, также оказалась не совсем удачной. Это была несколько видоизмененная М-2 с более мощным двигателем «Гном-Моносупап» в 100 л.с. Корпус лодки оставался прежним, но еще раз изменили профиль крыльев. Испытательные полеты показали, что и при новой компоновке летные данные гидросамолета по сравнению с М-2 не улучшились. Неудовлетворительной оставалась и мореходность лодки. Следующей лодкой Григоровича стала М-4, несколько видоизмененный вариант М-3, с тем же двигателем. Был изменен профиль крыла и незначительно модернизирован корпус лодки, стабилизатор сделали с винтовым подъемником, что позволяло в полете изменять угол его установки. Весной 1915 г. лодка М-4 была принята морским ведомством в четырех экземплярах. Можно сказать, что все первые построенные летающие лодки (от М-1 до М-4) имеет смысл считать опытными, а вот следующая летающая лодка М-5 стала одной из лучших на то время.

Боевое применение и эксплуатация гидросамолета Supermarine Walrus («Уолрес Mk.I»)

К 1 сентября 1939 г. «Уолрес Mk.I» находились примерно на трех десятках линкоров и крейсеров британского флота в различных точках планеты. Еще несколько экземпляров служило на гидроавианосце «Альбатрос», остальные находились на береговых базах: Форд в Сассексе, Ли-он-Солент в Гемпшире и Пул в Дорсете.

С началом боевых действий «Уолрэсы» стали активно привлекаться к противолодочному патрулированию. Однако наиболее значительным событием начального периода войны для «моржей» стало участие в поиске в Южной Атлантике немецкого «карманного линкора» «Адмирал Граф Шпее». Пилотам удалось обнаружить рейдер, но за этот успех пришлось заплатить довольно высокую цену: одна амфибия с крейсера «Саффолк» пропала без вести и еще две, находившиеся на борту крейсера «Эксетер», получили значительные повреждения от артиллерийского огня с «Графа Шпее» и были не способны подняться в воздух.

9 мая шесть «Уолрэсов» из последней на палубе авианосца «Глориес» отправились к берегам Норвегии для участия в отражении германского вторжения в эту страну. Еще несколько амфибий «приехали» в Скандинавию на крейсерах «Эффингем», «Глазго», «Саутгемптон» и «Саффолк». В Норвегии тихоходные и слабо вооруженные амфибии активно и достаточно удачно использовались в качестве легких ночных бомбардировщиков.

Спуск на воду гидроплана «Уолрес Mk.I» с борта британского линкора «Родней».

Война только подтвердила высокие оценки самолета «Уолрес Mk.I», в том числе его надежность и неприхотливость. Известен случай, когда пара гидросамолетов с крейсера «Саффолк», отправленная на бомбежку аэродрома в Ставангере, не имела возможности вернуться обратно на крейсер, вынужденный отбиваться от постоянных атак немецких бомбардировщиков. Зная это, для облегчения перед вылетом с обоих «Уолрэсов» механики демонтировали колесное шасси. Экипажи получили приказ после осуществления удара самостоятельно добираться до Шотландии. Успешно отбомбившись, бипланы, проведя в воздузе около пяти часов, с почти пустыми баками благополучно произвели посадку в гавани Абердина.

К 1942 г. «Уолрес Mk.I» уже были большей частью переведены на береговые базы, в 1943 году (июль) завершилось производство «моржей», а к концу того же года, с британских кораблей были демонтированы и катапульты. «Горячая» война для этого заслуженного гидроплана закончилась.

Теперь экипажи тихоходных летающих лодок стали спасателями. Многие тяжелые бомбардировщики Великобритании и США не доходили до баз, приземляясь в открытом море, и тут на помощь приходили «моржи». Только из британских территориальных вод, они спасли более тысячи летчиков. По всему миру их было в несколько раз больше.

• Справочник авиации • Самолеты того же периода •

Конструкция гидросамолета Supermarine Walrus («Уолрес Mk.I»)

Гидросамолет «Уолрэс Mk.I» представлял собой классическую амфибию, 4-х местный биплан. Фюзеляж — цельнометаллическая однореданная лодка со стальным каркасом и дюралюминовой обшивкой. Крылья, стабилизатор и все управляющие поверхности, включая руль направления — смешанной конструкции с полотняной обшивкой.

Двигатель «Бристоль Пегасус IIM2» — 9-цилиндровый звездчатый, воздушного охлаждения мощностью 625 л.с. располагался внутри коробки крыльев и закрывался спереди металлическим обтекателем овальной формы, внутри которого находился масляный радиатор. Деревянный воздушный винт «Супермарин» — толкающий четырехлопастный из двух частей.

Шасси — гидравлическое, убирающееся в нижнее крыло. Хвостовое колесо — в обтекателе, который при движении по воде выполнял роль руля поворота.

Supermarine Walrus («Уолрес Mk.I») со сложенными крыльями на палубе корабля

ПРИЛОЖЕНИЕ 1 ЛЕТАЮЩИЕ ЛОДКИ М-6, М-7, М-8

В отношении этих летающих объектов существуют малочисленные и противоречивые сведения, понуждающие объединить их описание вместе.

М-6 — возможно, это наименование предполагалось присвоить новой лодке Григоровича с двигателем «Санбим» 150 л.с, показавшей при испытаниях неудовлетворительные результаты. В любом случае, на сегодняшний день документальных подтверждений существования оригинального аппарата с таким названием не обнаружено.

М-7 оказался неудачным увеличенным вариантом летающей лодки М-5 с двигателем «Санбим» 150 л.с. При испытаниях самолет не оторвался от воды. Попытки вносить конструктивные изменения помогли мало, и этот экземпляр разобрали на запчасти.

М-8 — как и в отношении предыдущих двух типов, существуют сомнения даже в его существовании. По одним данным это прототип М-9, по другим — нереализованный проект большого двухмоторного гидросамолета.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
RiotClub
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: