Моноплан Хиони — опытный самолет

Биплан «Докучаев-2» — опытный самолет

Московским летчиком Александром Яковлевичем Докучаевым было построено шесть самолетов, особой оригинальностью не отличавшихся. Работая инструктором летной школы Московского общества воздухоплавания в 1910—1917 гг., он в то же время был известен как мотогонщик. В ангарах школы и у себя дома он строил самолеты на свои средства и частично на средства летчика-спортсмена Б.С. Масленникова.

Ему помогали летчики школы и рабочие завода «Дуке». С ним работали А.И. Жуков и А.П. Бобков, впоследствии известные летчики. В 1917 г. А.Я. Докучаев трагически погиб, упав в Москву-реку с мотоциклом.

Первый его самолет был построен в 1910 г. и представлял собой ферменный биплан с передним рулем высоты, бипланным стабилизатором и одним рулем направления. Двигатель «Анзани» в 50 л.с. был установлен на нижнем крыле за сиденьем летчика носком назад и посредством цепной передачи приводил в движение толкающий винт, ось которого проходила посредине между крыльями. Управление самолетом осуществлялось двумя рычагами — продольным и поперечным с педалью. Испытания, проходившие в 1910—1911 гг., показали скорость около 60 км/ч.

Следующим самолетом стал биплан «Докучаев-2», построенный в 1912 г. по предложению и заказу Б.С. Масленникова. Схема и конструкция в общем напоминали самолет «Фарман-IV», но верхнее крыло в размахе было увеличено, а нижнее сильно укорочено. Элероны имелись только на консольных частях верхнего крыла. Все стержни и стойки коробки крыльев были круглого сечения, обтяжка крыла — двусторонняя. Самолет с двигателем «Гном» в 50 л.с. был лучше обычного «Фармана-IV».

Последующий четырехстоечный биплан «Докучаев-3» с двигателем «Гном» в 80 л.с. был двухместным учебным самолетом. Коробка его крыльев была большого размаха с элеронами на верхнем крыле одинакового размаха с нижним. Передний руль высоты и хвостовая ферма с оперением были построены как у самолета «Фарман-VII». Этот самолет летал зимой 1914—1915 гг.

Построенный в 1915 г. очередной биплан «Докучаев-4» был уже трехстоечным двухместным учебным самолетом с двигателем «Гном» в 80 л.с. Верхнее крыло по размаху было больше нижнего, с элеронами. Передний руль высоты с фермой, хвостовая ферма и шасси были выполнены как у «Фармана-IV». Стабилизатор и руль высоты — только верхние, рулей направления три. Самолет, оснащенный лыжами, прошел испытания зимой 1915 г.

В 1916 г. А .Я. Докучаев переделал самолет «Фарман-IV» с двигателем «Гном» в 60 л.с. На нем хвостовая ферма с оперением была взята от «Фар-мана-XVl». Самолет неплохо летал как с передним рулем, так и без него, поскольку у него имелся задний руль высоты.

Истребитель Су-7 — видео

https://youtube.com/watch?v=2JNmbDCpOkY

Уже в январе 1954 г. был изготовлен макет С-1. После принятия его комиссией началось изготовление первого опытного самолета. 7 сентября 1955 г. летчик-испытатель А.Г. Кочетков поднял С-1 в воздух. Весной 1956 г. летчик-испытатель В.Н. Махалин впервые в СССР достиг скорости 2170 км/ч, и он же однажды произвел посадку с остановленным двигателем. На втором экземпляре С-1 летчик-испытатель Н. Коровушкин поднялся на высоту 19 ООО м. Вскоре началось серийное производство истребителей.

В середине 1950-х гг. советские ВВС требовали создать истребитель-бомбардировщик. К имевшемуся к тому времени небогатому «ассортименту» машин первым кандидатом на подобную роль мог быть только Су-7. В марте 1956 г. вышло постановление правительства о разработке истребителя-бомбардировщика на базе Су-7. Опытный экземпляр С-22-1 с модернизированным двигателем АЛ-7Ф-1 построили на базе одного из первых серийных Су-7 к февралю 1959 г. Серьезным доработкам подверглись система вооружения и воздухозаборник самолета, была удлинена носовая часть фюзеляжа с установленными противопомпажными створками. Для увеличения дальности полета был увеличен внутренний запас топлива, была предусмотрена также подвеска двух топливных баков (ПТБ). Первый полет опытного С-22 летчик-испытатель ОКБ Е.С. Соловьев выполнил 24 апреля 1959 г. Заводской этап испытаний завершился к осени. Ввиду большой заинтересованности заказчика испытания велись очень быстро. Завершив программу, самолет рекомендовали для принятия на вооружение.

Серийное производство самолета, получившего официальное обозначение Су-7Б, началось в Комсомольске-на-Амуре в 1960 г. (правильнее — продолжилось, так как доработки были минимальны). Первые Су-7Б поступали на вооружение частей ВВС, дислоцировавшихся в европейской части СССР. 9 июля 1961 г. во время воздушного парада в Тушино в воздухе демонстрировались уже серийные машины. С ростом самолетного парка быстро поползла вверх и кривая аварийности. Начался трудный период освоения машины в войсках. На первых порах больше половины летных происшествий с Су-7Б произошло из-за конструктивно-производственных недостатков (половина — из-за отказов двигателей).

В соответствии с постановлением правительства 1960 г. начались работы по установке на Су-7Б пороховых ускорителей и более эффективной парашютно-тормозной системы. Самолет прошел полный цикл испытаний по базированию на грунтовых ВПП в разнообразных сезонных условиях и климатических зонах страны, показав отличные взлетно-посадочные характеристики. К сожалению, во время испытаний 18 апреля 1964 г. из-за неисправности порохового ускорителя погиб летчик-испытатель ОКБ А.А. Кознов. Самолет Су-7 состоял на вооружении не только в СССР, но и во многих зарубежных странах. Он применялся во всех арабо-израильских конфликтах, где показал себя достаточно мощным и живучим самолетом.

Модификации Су-7

Су-7 — первая серийная модификация истребителя-бомбардировщика;

Су-7Б, БК, БЛ, БМ — истребитель-бомбардировщик;

Су-7УБЛ — двухместный учебно-боевой истребитель;

Су-7БКЛ — истребитель-бомбардировщик на лыжном шасси.

С-8 Малютка — учебно-тренировочный самолет Сикорского

Первым самолетом авиационного отдела при РБВЗ стал учебный биплан С-8, созданный под руководством И.И. Сикорского в 1912 г. Этот маленький самолет, названный «Малюткой», имел двигатель «Гном» мощностью всего в 50 л.с. Места инструктора и учлета располагались рядом в одной кабине, за которой начинался широкий полукруглый гаргрот.

Ножное управление двойное, а штурвал один. Он передвигался на раме, и инструктор мог передавать управление ученику в полете. Передняя часть фюзеляжа была покрыта фанерой толщиной 2,5—3 мм на ясеневом каркасе, собранная на шурупах и столярном клее, а хвостовая — полотном.

Коробка крыльев по типу самолета С-6А, трехстоечная с наклонными подкосами консолей верхнего крыла. Обшивка нижних крыльев не доходила до фюзеляжа на 0,5 м, образуя просветы для обзора вниз. Шасси и оперение по типу С-6А. На испытаниях самолет показал скорость около 80 км/ч. На этом самолете И.И. Сикорский 17 сентября 1912 г. выполнил ночной полет продолжительностью 1,5 часа на высоте 1500 м. Посадка осуществлялась при свете костров на Комендантском аэродроме в Петербурге.

Моноплан Хиони — опытный самолет

Автор этого самолета, грек по происхождению, одессит Василий Николаевич Хиони, некоторое время работал на заводе «Антуанетт» во Франции и там же учился летать. Вернувшись в Одессу, он начал в конце 1910 г. строить свой самолет, который закончил в 1912 г.

Это был двухместный аппарат (летчик сзади) с фюзеляжем округлого сечения, в передней части обшитым фанерой, задняя часть — полотняная. Двухлонжеронные крылья были снабжены перекашиванием. Киля не было, один руль поворота. На конкурсе 1912 г. самолет не занял призового места в значительной степени потому, что двигатель «Гном» в 100 л.с., установленный на самолете, фактически давал не более 80 л.с. и аэродинамические качества машины были невысокими.

Гидросамолет М-5

Конструктору Д.П. Григоровичу пришлось первым в России столкнуться с трудностью проектирования гидросамолетов. Она состояла в том, что, кроме аэродинамических качеств, присущих любому летательному аппарату, гидросамолет должен был обладать еще и специфическими свойствами: плавучестью, остойчивостью, непотопляемостью и мореходностью.

От М-1 до М-5 авиаконструктору приходилось буквально на ощупь подходить к оптимальному варианту лодки. В этом заключается особая заслуга Григоровича и его великая удача при создании выдающейся по тому времени летающей лодки М-5, вошедшей в историю отечественной и мировой авиации.

Двухместную летающую лодку М-5 выпустили весной 1915 г., а уже 12 апреля она совершила свой первый боевой вылет. В дальнейшем, вплоть 1923 г., лодка строилась серийно. Всего было выпущено около 300 самолетов этого типа. Конструктору удалось оптимально соединить в М-5 высокую мореходность корпуса лодки с великолепными летными данными самолета. Она могла взлетать и садиться при высоте волны до 0,5 м. Тщательно спрофилированное днище лодки не «прилипало» к воде и легко отделялось от нее при взлете. На летающей лодке М-5 был установлен двигатель «Гном-Моносупап» мощностью в 100 л.с.

Гидросамолет М-5 долго оставался на вооружении сначала в качестве морского разведчика, а с 1916 г. и как учебная машина. По сравнению с предыдущей машиной М-5 отличался несколькими признаками. Прежде всего, была увеличена площадь нижнего крыла. Редан лодки оставался вогнутым, но высота его была несколько снижена. Скулы на редане снабжены полозками, с помощью которых гидросамолет мог выходить из воды на площадку спуска. Лодка обладала хорошей мореходностью, была легкой и простой в управлении. Вооружение на разведчике М-5 не ставилось. В редких случаях устанавливался пулемет впереди правого сиденья.

Конструкция корпуса М-5 — типичная для других гидросамолетов Григоровича. Каркас лодки изготовлялся из ясеня, обшивка — фанерная, толщиной от 3 мм до 5—6 мм. Редан на днище накладной из 10-мм фанеры. Сборка корпуса проводилась на латунных шурупах и промазывалась свинцовыми или цинковыми белилами. В стыках обшивки корпуса ставились фанерные полоски-накладки на медных заклепках. Некоторые швы и стыки фанеры обивались снаружи медной фольгой и пропаивались оловом. Снаружи корпус лодки покрывался бесцветным лаком, внутри — олифой. Деревянные части крепились шурупами, на весь корпус лодки их уходило до 15 тысяч. Все работы выполнялись вручную, на ввертывание всех шурупов уходило несколько дней.

Двухлонжеронные крылья очень тонкого профиля — порядка 4% хорды крыла. Верхнее и нижнее крылья соединены крестообразно металлическими расчалками, такие расчалки соединяли крылья и с носом лодки. Хвостовое оперение было очень легким и не жестким: хвост на вираже заметно скручивался, дрожал от обдува воздушным винтом, но никогда не ломался. Угол установки стабилизатора мог изменяться перед полетом. Двигатель устанавливался на центральных стойках коробки крыльев на листовой раме с дополнительной опорой под носок двигателя.

Лодка обеспечивала достаточный запас прочности при нормальной эксплуатации и позволяла легко производить отрыв от воды при взлете, обладала устойчивостью на рулении. Однако летно-технические возможности М-5 оставались все-таки невысокими, максимальная скорость достигала 105 км/ч, явно недостаточно для боевой машины. Григорович неоднократно пытался улучшить летные качества М-5 за счет установки более мощного двигателя, но это приводило лишь к обратным результатам. Построенные затем лодки М-6, М-7 и М-8 были близки по конструкции к М-5, но преимуществ не дали.

У-1 — учебно-тренировочный самолет

Среди многих типов легких самолетов, строившихся в первые годы Советской власти, особое место принадлежит учебному самолету У-1. После 1924 г. он стал основным самолетом первоначального обучения на протяжении последующих десяти лет. Самолет выпускался большой серией для летных школ ВВС и аэроклубов Осоавиахима.

На самолете У-1 прошли первоначальную подготовку тысячи наших летчиков, в том числе такие прославленные летчики, как В.П. Чкалов, А. Серов, М.М. Громов и другие. Обучение начиналось с руления. Для этого использовались старые машины с частично снятой обшивкой крыла. Летать такой самолет не мог — учлет на нем осваивал разбег, руление по прямой, развороты. Затем выполнялись полеты с инструктором на учебном самолете.

В то время Россия еще не имела своей развитой авиационной промышленности. Приходилось копировать трофейные образцы. Самолет У-1 был построен по образцу английского самолета Авро-504К, который был захвачен у белых под Петрозаводском практически невредимым. От прототипа У-1 отличался тем, что сорта древесины были заменены на сибирскую сосну. Вместо иностранного двигателя поставили отечественный — семицилиндровый ротативный М-2 мощностью 120 л. с., то есть двигатель, у которого картер и цилиндры вращались вместе с воздушным винтом, а коленчатый вал неподвижно закреплен на фюзеляже.

У-1 представлял собой двухстоечный расчалочный биплан цельнодеревянной конструкции с полотняной обшивкой. Все элементы самолета были изготовлены из сосновых брусков и реек, расчаленных проволокой. Как многие самолеты тех лет, У-1 не имел привычного для нас киля, функции которого выполнял большой руль направления. Особенностью шасси с хвостовым костылем была противокапотажная лыжа, расположенная между колесами и вынесенная далеко вперед под воздушный винт. Самолет имел две одинаковые кабины со спаренным управлением для ученика и инструктора, расположенные друг за другом.

Благодаря сравнительна мощному двигателю У-1 имел неплохие по тому времени летные характеристики, обеспечивающие нормальную подготовку летных кадров. С двумя пилотами и запасом топлива на 1,5 часа полета У-1 развивал максимальную скорость 137 км/ч, посадочную — 65 км/ч. Как учебный самолет У-1 вполне соответствовал своему назначению. Он был достаточно прочен и позволял выполнять некоторые фигуры пилотажа. В 1927 г. на заводе были сделаны расчеты прочности и проведены статические испытания этого самолета по новым нормам прочности.

На базе самолета У-1 был сделан морской учебный самолет МУ-1 с поплавками. Вместо досок красного дерева, применявшихся на английском варианте, была использована обычная авиационная фанера. Поплавки стали проще и значительно легче. Производство было начато на заводе № 5, но затем, с 1923 г., на заводе «Красный летчик» в Петрограде. Всего на этом заводе за 1923—1931 гг. было построено 664 самолета У-1 и 73 самолета МУ-1. Последние экземпляры использовались в аэроклубах Осоавиахима как учебные и спортивные вплоть до 1935 г.

В 1931 г. самолет У-1 стал базой для испытания новой техники. На нем летчик С.И. Мухин провел удачные опыты взлета с пороховыми ускорителями. Время разбега было всего 1,5 с. Затем на нем испытывались и первые образцы реактивного оружия. Под нижние крылья подвешивались гладкоствольные орудия для стрельбы реактивными снарядами (PC) калибра 82 мм. Первые стрельбы PC проводил тот же Мухин. Позже гладкоствольные орудия были заменены направляющими балками. Первые PC были применены в боевых условиях на Халхин-Голе в 1939 г.

Самолет Л-1 «Птенец»

С появлением в начале 1910-х гг. первых отечественных самолетов русские конструкторы и изобретатели внесли немалый вклад в развитие мировой авиации. Ценным достижением явились разработки инженера Н.Р. Лобанова. Им были спроектированы специальные лыжи для самолетов, позволявшие безопасно взлетать и садиться в зимних условиях.

Конструкцию своих лыж Н.Р. Лобанов разработал в конце 1913 г. и немедленно предложил военному ведомству использовать их на самолетах Фармана и Ньюпора, состоявших тогда на вооружении русской армии.

Разработанные им лыжи, установленные на самолетах, показали себя в эксплуатации с самой лучшей стороны. Хотя первые испытания окончились небольшой аварией. Лыжи надевались на те же концы осей, на которых летом стояли колеса. Они ориентировались по отношению к потоку воздуха, имели амортизаторы, которые прикреплялись к передним и задним концам лыж. Для уменьшения лобового сопротивления лыжи имели обтекаемую форму. В русской авиации они были приняты в качестве стандартных и использовались на многих самолетах. После опубликования в иностранных журналах разработок Н.Р. Лобанова лыжи стали применять и за границей.

Помимо лыж, Н.Р. Лобанов спроектировал и построил оригинальный спортивный биплан с двигателем, расположенным позади пилота. Управление самолетом осуществлялось ручкой, находящейся сверху, т.е. на верхнем крыле. Самолет был испытан самим Лобановым.

МДР-4 (АНТ-27) морской разведчик бомбардировщик

Летающая лодка МДР-4 стала первой и единственной туполевской машиной такого класса, принятой на вооружение. Откровенно говоря, лодка эта не совсем туполевская, ее «родословная» происходит от самолета МДР-3, спроектированного на заводе № 39 им. Менжинского под руководством И.В. Четверикова. Работа там велась с весны 1930 г. Лодка имела четыре двигателя, размещенных тандемно в двух установках над центропланом на невысоких фермах. Первый полет на ней был совершен 15 января 1932 г. (летчик-испытатель Б.Л. Бухгольц). На заводских испытаниях МДР-3 неплохо вела себя на воде и в полете, правда, из-за тандемных винтов наблюдалась тряска оперения. Машину решили доработать, но работу поручили не И.В. Четверикову, а коллективу КОСОС ЦАГИ во главе с А.Н. Туполевым. Переделкой МДР-3 занялась бригада № 2, руководимая И.И. Погосским. Проект модернизированного варианта получил обозначение АНТ-27.

Доработка фактически превратилась в создание нового самолета, сохранив лишь общие обводы лодки. Была выбрана схема трехдвигательного высокоплана со свободнонесущим крылом и однокилевым хвостовым оперением. Силовую установку перепроектировали полностью под три двигателя М-34Р. Левую и правую мотоустановки разнесли по краям центроплана, что должно было улучшить маневренность на воде. Высоко поднятый стабилизатор расположили в плоскости осей воздушных винтов, рассчитывая избавиться от тряски. Значительно усилили оборонительное вооружение, спроектировали центропланные бомбоотсеки. В целом по боевым возможностям МДР-4 (АНТ-27) существенно превосходил МДР-3. Самолет проектировался в трех вариантах: дальний разведчик, тяжелый бомбардировщик и пассажирский самолет на 14 мест.На постройку опытного самолета заказчик отвел срок до 1 декабря 1933 г. Но завершить постройку удалось только к 7 марта 1934 г. Через три дня самолет в разобранном виде отправили из Москвы в Севастополь. Там его собрали и подготовили к испытаниям. 8 апреля летчик-испытатель Т.В. Рябенко впервые поднял самолет в воздух. Во всех последующих полетах самолет пилотировал А.А. Волынский. Неоднократно принимал участие в полетах и сам руководитель работ И.И. Погосский. В целом полеты проходили нормально, летчики лишь жаловались на поведение самолета при взлете с раскачкой. 16 апреля как раз на таком этапе полета произошла трагедия, свидетелем которой был А.Н. Туполев, вызванный Погосским из Москвы. После небольшой раскачки самолет пошел на взлет и у выхода из бухты встретился с высокой волной с открытого моря. Ударившись о первую волну, лодка взмыла, а затем со страшной силой врезалась в следующую. Погибли четыре человека, в том числе И.И. Погосский.

После гибели И.И. Погосского бригаду возглавил А.П. Голубков. Испытания продолжились на второй опытной машине, проектные работы над которой начались 24 апреля того же года. Были произведены некоторые доработки, в том числе уменьшили площади горизонтального и вертикального оперения, увеличили ширину лодки, усилили подкосы крепления мотоустановок. К концу сентября 1934 г. лодка была готова и ее перевезли в Севастополь. 29 октября того же года летчик-испытатель Т.В. Рябенко выполнил на ней первый полет. Там же прошли государственные испытания по двум вариантам машины: дальний разведчик и морской тяжелый бомбардировщик. 23 сентября АНТ-27бис потерпел катастрофу. Из-за отрыва полотна на одной из консолей пилот И.Ф. Якименко вынужден был совершить срочную посадку, но врезался в скалу, и самолет взорвался. Катастрофа не повлияла на судьбу МДР-4 (АНТ-27), его запустили в серию. Было построено 10 машин, которые поступили в ВВС Черноморского флота, но широкой эксплуатации их не было. К тому же шла подготовка к приобретению в США лицензии летающей лодки «Каталина», а с ней МДР-4 конкурировать, безусловно, не мог. Пассажирский вариант МДР-4 (АНТ-27)7 так и не появился.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
RiotClub
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: