П-5 — cтратегическая крылатая ракета

Оценка ударной силы ракет Х-101 и Х-102

Обычная «конвенционная» боевая часть, которой обладает крылатая ракета Х-101, весит 400 килограммов – таковы характеристики её грузоподъемности. Это обозначает, что эффект от её воздействия можно сопоставить с ударом обычной авиабомбы калибра 500 кг. Примерно такой же мощностью обладают ракеты «Калибр» (боевая часть — 450 кг), «Искандер» (480 кг) и «Томагавк» (450 кг). Основное преимущество Х-101 по сравнению с ними – огромная дальность полета.

Правда, не совсем понятно, как именно можно воспользоваться возросшей дистанцией запуска ракеты. К примеру, при попытке поражения стратегически важных целей в глубине территории США дозвуковая Х-101 станет довольно уязвимой для перехвата, несмотря даже на свою маленькую ЭПР – ведь полет займет не меньше семи часов.

Запуск Х-101 из бомбоотсека самолета Ту-160

Намного более интересной особенностью Х-101 является возможность её использования против подвижных объектов. Разумеется, стрельба столь дорогими ракетами по танкам была бы бессмысленной, однако головка самонаведения, вероятно, позволяет нацеливаться на корабли противника, а это заметно расширяет диапазон боевого применения. ПКР со столь впечатляющей дальностью (точнее, самой большой в мире) могла бы внести заметные изменения в баланс сил на море.

Умение правильно прицелиться

Но все же главной «изюминкой» новых ракет стала система наведения. Инерциальная система при всей своей надежности и помехозащищенности не «ловит» отклонения от курса из-за ухода гироскопов и бокового сноса ракеты. На больших дальностях отклонение реальной траектории от заданной получается немалое. У новых американских КР оно составило 900 м на каждый час полета, а полет на максимальную дальность занимает 2,53 часа. Для компенсации накапливающейся ошибки добавили корреляционную систему с коррекцией по рельефу местности благо к тому времени спутники радиолокационной разведки позволяли создать подробную базу трехмерных изображений поверхности Земли. Так работает система наведения TERCOM той же «Томахоук». На заложенной в программе траектории выбираются несколько участков коррекции, оцифрованное радиолокационное изображение их рельефа закладывается в память бортовой ЦВМ при подготовке к пуску. После пуска с помощью стартового ускорителя (при наземном или морском базировании) или сброса с самолета ракета запускает маршевый двигатель и следует к цели по заданной траектории на высоте 60100 м (может снизиться и до 30 м), обходя препятствия и ранее выявленные сильные группировки ПВО и меняя курс каждые 100200 км. По достижении участка коррекции бортовой радиовысотомер СВЧ диапазона «ощупывает» подстилающую поверхность и получает радиолокационную карту рельефа. Карта оцифровывается, ЦВМ сравнивает полученный «слепок» с эталонным и по выявленным ошибкам выдает команды на корректирование траектории. В результате ракета выводится в район цели с точностью, недостижимой для предыдущих поколений. Круговое вероятное отклонение, то есть радиус круга, в который ракета попадает с вероятностью 0,5, не превышает 100 м. При ядерной БЧ этого вполне достаточно. На тех же основах работает, скажем, и система наведения ракеты Х-55 с высотой полета 40110 м ее инерциальная система сопряжена с доплеровским измерителем скорости и сноса и системой коррекции по рельефу местности.

Семейство стратегических крылатых ракет, принятых в СССР, в целом подобно американскому. Однако с того же 1976 года НПО «Машиностроение» разрабатывало на основании несколько иных требований ракету «Метеорит» сверхзвуковую, с дальностью пуска до 5 000 км и универсального (воздушного, морского и наземного) базирования. Кроме прочих новшеств предполагалось оснащать ее устройством ионизации набегающего потока воздуха для формирования плазменного шлейфа. Последний должен был снижать сопротивление движению и резко уменьшить радиолокационную заметность ракеты технология, не реализованная в серии и поныне, однако до сих пор актуальная. Но работы по «Метеориту» свернули к концу 1980-х годов.

После подписания в 1987 году Договора о сокращении ракет средней и меньшей дальности развитие вооружений переориентировалось на «обычные» войны. В СССР и США началась модернизация стратегических КР с заменой ядерных боевых частей «обычными». Последние требовали большей точности системы наведения. И причиной американского «миролюбия» была уверенность в технологическом превосходстве и обеспечении большей точности попаданий своих ракет, а также большей эффективности обычных боевых частей. Так, американская пассивная оптико-электронная головка самонаведения системы DSMAC обеспечивала круговое вероятное отклонение не более 2030 м. Впрочем, оптический коррелятор по эталонному изображению местности получила и модификация советской ракеты Х-55 Х-55ОК. У американской «Томахоук» появились модификации BGM-109C с унитарной полубронебойной фугасной боевой частью для удара по защищенным объектам и BGM-109D с кассетной боевой частью для ударов по скоплениям войск, аэродромам и т.п. Правда, уменьшалась дальность пуска обычные боевые части больше весили и занимали больше места, чем ядерные. Скажем, у «Томахоук» максимальная дальность пуска составила 1 600 км, у неядерной КР воздушного базирования AGM-86С 1 100 км. Тем не менее переделку части ядерных ракет в «обычные» американцы периодически возобновляли по мере расходования последних. Что до наземных «Томахоук» BGM-109G, то их, согласно Договору, ликвидировали.

Стратегическая крылатая ракета Х-555, Россия, 2000 г. Класс «воздухземля»

Дальность и точность

Х-101/Х-102 — это новая крылатая ракета воздушного базирования, которая создавалась специалистами машиностроительного конструкторского бюро «Радуга» (Дубна) для замены советских ракет Х-55. Разработка боеприпаса стартовала в 1990-х годах. Первые испытания прототипов начались в 1998 году, серийное производство развернулось в 2002 году. Однако ракета не принималась на вооружение до 2012 года.

Также по теме


«Ракетоносец будущего»: какие задачи сможет выполнять бомбардировщик нового поколения

Разработка российского стратегического бомбардировщика-ракетоносца нового поколения ПАК ДА (перспективного авиационного комплекса…

Ракета производится в двух вариантах. Х-101 — боеприпас с обычной (осколочно-фугасной) боевой частью мощностью около 400 кг в тротиловом эквиваленте. Х-102 — ракета с термоядерной боеголовкой мощностью от 250 килотонн до 1 мегатонны.

Длина ракеты составляет 7,45—7,6 м, масса — 2,2—2,4 т, размах крыла — 4,4 м, диаметр корпуса — 0,75 м, вес боевой части — 400 кг. Х-101/Х-102 запускается на высоте до 6 км, но основную часть пути летит на высоте 30—70 м, маневрируя и огибая рельеф местности.

Особенность ракеты заключается в малозаметности, которая достигается за счёт специальной аэродинамической конструкции и использования радиопоглощающих материалов. Эффективная площадь рассеивания (ЭПР) Х-101/Х-102 оценивается в 0,01 кв. м (аналогична самолётам-«невидимкам»). По словам Кнутова, в сочетании с современным комплексом РЭБ, средствами оптической и тепловой защиты российская ракета становится практически неуязвимой.

«Радиолокационным средствам будет очень сложно обнаружить такую цель. Наиболее реальный способ перехватить ракету — это визуальное обнаружение специально приспособленными для этого истребителями. Теоретически это, конечно, возможно, но на практике — чрезвычайно трудоёмкая задача», — отметил Кнутов.

Главные достоинства Х-101/Х-102 заключаются в невероятной дальности. В октябре 2016 года министр обороны Сергей Шойгу заявил, что ракета может гарантированно поражать цели на расстоянии до 4,5 тыс. км. В ряде отечественных и западных СМИ утверждается, что максимальная дальность российской ракеты составляет от 5 до 10 тыс. км.

«Реальные тактико-технические характеристики Х-101/Х-102 не раскрываются. Это секретная информация. Однако очевидно, что наша ракета — это стратегическое оружие, позволяющее самолёту совершать пуск за пределами зоны действия ПВО противника», — сказал Кнутов.

  • Стратегический бомбардировщик-ракетоносец Ту-95МС
  • РИА Новости

Ещё одно достоинство ракеты — её высокая точность. По информации источников газеты «Известия», Х-101 с обычной боевой частью может отклоняться от цели менее чем на 10 м при дальности пуска до 10 тыс. км. Согласно данным британского аналитического агентства Jane’s Information Group, отклонение Х-101 не превышает 20 м, а Х-102 — 100 м.

На российской ракете установлен малогабаритный турбореактивный двухконтурный двигатель (ТРДД) с тягой порядка 360 кг. После пуска силовая установка выдвигается из нижней части фюзеляжа. Максимальная продолжительность полёта Х-101/Х-102 не превышает десяти часов, а скорость — 970 км/ч.

Российская ракета оборудована инерциальной системой наведения. В процессе полёта она использует бортовую цифровую вычислительную машину с коррекцией по цифровым картам и оптико-электронный высотомер (передаёт изображение местности). Помимо этого, Х-101/Х-102 «ориентируется» по координатам российской навигационной системы ГЛОНАСС. На конечном этапе ракету направляет оптическая или радиолокационная корреляционная головка самонаведения (ГСН).

Жизнь после МБР

Советским ответом на Navaho стали разрабатывавшиеся также в 1950-е годы проекты «Буря» (КБ Лавочкина) и «Буран» (КБ Мясищева). Основанные на той же идеологии (ракетный ускоритель плюс ПВРД), эти проекты отличались весом БЧ («Буран» создавался как более тяжелый носитель), а еще тем, что у»Бури» были успешные пуски, а «Буран» так ни разу и не полетел.

И советские, и американские межконтинентальные «крылатые» проекты канули в Лету по одной и той же причине — во второй половине 1950-х семена, посеянные фон Брауном, дали свои плоды, и обозначился серьезный прогресс в баллистических технологиях. Стало понятно, что и в качестве межконтинентального носителя ядерных зарядов, и для освоения космоса проще, эффективнее и дешевле использовать баллистические ракеты. Постепенно сошла на нет тема пилотируемых орбитальных и суборбитальных ракетопланов, представленных у американцев проектами Dyna Soar, который отчасти воплощал в жизнь мечту Ойгена Зенгера, и X-15, а в СССР — аналогичными разработками конструкторских бюро Мясищева, Челомея и Туполева, включая знаменитую «Спираль».


Огневой подогреватель воздуха, разработанный научно-исследовательской группой «Экспериментальные исследования горения» в МАИ в рамках проекта LEA. Огневой подогреватель воздуха, который позволяет в лабораторных условиях моделировать параметры воздушного потока на выходе воздухозаборника ГПРВД. Такой подогреватель сконструирован в МАИ в рамках проекта подготовки тестового полета гиперзвукового летательного аппарата. Проект получил название LEA, и был инициирован французскими фирмами Onera и MBDA, в нем также приняли участие российские ученые и конструкторы.

Но все однажды возвращается. И если идеи и наработки по ранним ракетопланам отчасти воплотились в Space Shuttle и его аналоге «Буране» (век которых, впрочем, тоже прошел), то возвращение интереса к небаллистическому ракетному оружию межконтинентального радиуса действия мы продолжаем наблюдать в наши дни.

Недостаток МБР не только в том, что их траектория легко вычислима (для чего приходится хитрить с маневрируемыми боеголовками), но и в том, что их применение при существующем миропорядке и действующем режиме контроля за стратегическими вооружениями практически невозможно, даже если они несут неядерный боеприпас. Аппараты типа крылатых ракет способны выполнять сложные маневры в атмосфере, не подвержены столь жестким ограничениям, но, к сожалению, летают слишком медленно и не очень далеко. Если создать управляемый снаряд, который может преодолеть межконтинентальную дистанцию хотя бы за час-полтора, это был бы идеальный инструмент современных глобальных военных операций. О таком оружии в последнее время часто говорят в связи с американской концепцией Global Prompt Strike. Суть ее хорошо известна: американские военные и политики рассчитывают получить в свои руки средства нанесения удара неядерной боеголовкой по любой точке мира, причем от принятия решения об ударе до поражения цели должно пройти не больше часа. Обсуждалось, в частности, использование размещенных на подводных лодках ракет Trident II с неядерным оснащением, однако сам факт пуска такой ракеты может привести к крайне неприятным последствиям — например, в виде ответного удара, но уже ядерного. Поэтому использование конвенциональных «Трайдентов» может представлять собой серьезную политическую проблему.

История создания

В 80-е годы прошлого века основным оружием российских стратегических бомбардировщиков стали крылатые ракеты Х-55, способные поражать цели на дистанции в 2500 километров. Их могли применять как новейшие в то время Ту-160, так и хорошо освоенные летчиками Ту-95МС. Следует отметить, что первоначальная модификация Х-55 не отличалась большой точностью – круговое вероятное отклонение достигало 100 метров. При использовании ядерной боеголовки это было допустимо, однако для обычной боевой части – чрезмерно много.

Предотвратить отставание от потенциального противника можно было двумя основными способами – улучшить характеристики Х-55 или же приступить к созданию какой-то иной, принципиально новой ракеты.

Американская крылатая ракета AGM-129 ACM. Имела заметно меньшую дальность, чем Х-101. Из-за больших габаритов разместить её в бомбоотсеке какого-либо самолета так и не удалось

Конструкторы Дубненского МКБ «Радуга» решили пойти по двум этим путям одновременно. Х-55 прошла целый ряд модернизаций, после которых её возможности резко возросли. Одновременно начались работы по двум новым проектам, которые какое-то время конкурировали между собой.

Наиболее многообещающим поначалу выглядел проект ракеты нового поколения Х-90. В этом случае радикального увеличения дальности полета не планировалось – этот параметр должен был составить «всего лишь» 3000 километров. Упор делался на другую характеристику – скорость. Х-90 могла стать первым образцом гиперзвукового оружия.

Прототип ракеты, летательный аппарат ГЭЛА, удалось построить и испытать, однако почти сразу конструкторы столкнулись с огромным количеством самых разных проблем, решить которые не удалось. Разработку Х-90 пришлось остановить. Одной из причин этой неудачи, безусловно, стало резкое сокращение финансирования после распада СССР. Время для гиперзвукового оружия в 90-е годы еще не пришло.

Основные усилия перенесли на создание приблизительного аналога AGM-129, которым и стала крылатая ракета Х-101. Разумеется, о копировании в данном случае не может быть и речи – российская конструкция вполне оригинальна, просто она сделана во многом с оглядкой на основные характеристики американского образца

В частности, значительное внимание было уделено снижению радиолокационной заметности и повышению точности попадания

AGM-129 поступила в ВВС США в 1990 году, а в 2007 её уже сняли с вооружения. Как нетрудно догадаться, судьба Х-101 оказалась намного более сложной. Первые испытательные запуски удалось осуществить лишь в 1998-м году.

Ракеты Х-101 под крылом Ту-95МСМ

В качестве самолета-носителя поначалу использовался Ту-95МС. На протяжении последующих трёх лет испытания продолжались, а в 2002-м году в Смоленске должно было начаться серийное производство нового оружия.

Дальше, по всей видимости, произошла какая-то заминка. Во всяком случае, по современной информации, серийный выпуск новых ракет начался не ранее 2011 года. Можно предположить, что на протяжении «нулевых» годов Х-101 и её «сестру» Х-102 дорабатывали.

К сожалению, установить точную дату принятия на вооружение  Х-101 и Х-102 не представляется возможным. Первые сообщения об этом были опубликованы в 2012-м году, но не получили официального подтверждения. Видимо, окончательное решение Министерство обороны России приняло около года спустя. В 2015-м году это оружие было использовано против террористических группировок, находившихся на территории Сирии.

«Со своими задачами справилась»

Боевое крещение Х-101 состоялось 17 ноября 2015 года в Сирии. Удары по позициям террористов нанесли стратегические бомбардировщики Ту-95МС (именно на этих машинах проходили испытания ракеты в 1990-е и 2000-е годы). Пуски были выполнены из акватории Средиземного моря. Х-101 применялась в САР несколько раз в течение 2016 и 2017 годов и в основном поражала укреплённые командные пункты боевиков.

«Конечно, в применении Х-101 не было какой-то острой военной необходимости, так как это достаточно дорогое оружие

Однако Министерству обороны было важно испытать в реальных боевых условиях нашу дальнюю авиацию и новую ракету. Со своими задачами Х-101 прекрасно справилась, подтвердив заявленные разработчиком характеристики», — пояснил Кнутов

  • Cтратегический бомбардировщик-ракетоносец Ту-160
  • РИА Новости

В ноябре 2017 года начальник Генерального штаба ВС РФ Валерий Герасимов сообщил, что модернизация самолётов дальней авиации ВКС России осуществляется «под применение новой крылатой ракеты Х-101». Носителями этого боеприпаса выступают стратегические ракетоносцы Ту-95МС и Ту-160. Некоторые эксперты полагают, что в перспективе Х-101 вооружат Ту-22М3.

Ту-95МС способен нести на внешней подвеске до восьми крылатых ракет, а Ту-160 на револьверных пусковых установках (располагаются внутри корпуса самолёта) — до 12. По словам Кнутова, Х-101/Х-102 заметно усиливают боевые возможности воздушного компонента ядерной триады РФ.

«На мой взгляд, X-101 намного превзошла все зарубежные аналоги. Её производство стало нашим ответом на создание последней модификации «Томагавка» (Tomahawk Block IV). В будущем X-101 войдёт в арсенал перспективного дальнего бомбардировщика (ПАК ДА). А учитывая модернизационный потенциал этого высокоточного оружия, можно смело утверждать, что X-101 будет служить нашей авиации несколько десятилетий», — подытожил Кнутов.

«Военный энциклопедический словарь» дает такое общее определение крылатой ракеты: «Управляемая ракета с несущими поверхностями (крылом), создающими аэродинамическую подъемную силу при полете в атмосфере. На крылатых ракетах используются ракетные (жидкостные, твердотопливные) и воздушно-реактивные (прямоточные, турбореактивные, пульсирующие) двигатели». Нетрудно заметить, что под такое определение попадают ракеты самых разных классов и дальностей. Однако в печати и в обиходе «крылатыми ракетами» обычно называют ракеты большой дальности, причем выполненные по самолетной схеме (с одним крылом), предназначенные для поражения особенно важных целей в глубине обороны или территории противника. Интерес к крылатым ракетам (КР) большой дальности тем более широк, что две сверхдержавы, США и СССР, хотя и по разным причинам, сделали их «национальным оружием».

«Управляемое» оружие, конечно, имеет в своем составе систему наведения. Уже в первом поколении КР можно встретить различные системы всех основных направлений — автономные, телеуправления, самонаведения, комбинированные.

Автономная система обеспечивает полет ракеты по заранее заданной (программной) траектории с помощью приборов, расположенных на ее борту. Из различных вариантов (автопилотирование, астро-и радионавигация, инерциальные системы) наибольшее распространение получили последние, став практически обязательным элементом в ракетах большой дальности. Инерциальная система основана на выдерживании программной траектории с помощью гиростабилизированной платформы, задающей собственную систему координат на ракете, и акселерометров, измеряющих ускорения ракеты относительно координатных осей. В астронавигационных системах, вызывавших одно время широкий интерес разработчиков крылатых ракет, привязка траектории производилась по двум ярким звездам. Астронавигация сочеталась с автопилотом или инерциальной системой.

Телеуправление предполагает наличие внешней аппаратуры управления, измеряющей координаты цели и ракеты и вырабатывающей необходимые управляющие команды. Применялись системы с передачей команд по радио, с автоматическим наведением по лучу радиолокатора, телевизионные (изображение с ракеты передавалось оператору).

Самонаведение используется на конечном участке траектории и обеспечивается головкой самонаведения ракеты. Последняя работает либо за счет контраста самой цели с окружающим фоном в радио-, инфракрасном, оптическом диапазонах (пассивное самонаведение), либо использует отраженное целью излучение от устройства подсветки, установленного на самой ракете (активное самонаведение) или отдельно (полуактивное).

Принцип действия и конструкция ракеты

При разработке Х-101 конструкторы МКБ «Радуга» широко использовали опыт, полученный при проектировании Х-55. В то же время нельзя сказать, что эти две ракеты являются похожими друг на друга. Для снижения радиолокационной заметности Х-101 её корпусу придали довольно необычную форму, что привело к уменьшению эффективной поверхности рассеивания (ЭПР).

Основные проекции ракеты Х-101/102

Кроме того, изменена аэродинамическая схема – если Х-55 являлась среднепланом, то Х-101 – низкоплан. Из-за этой особенности прежний способ выдвижения крыльев при запуске из специальных внутренних ниш корпуса стал неприменимым – несущие плоскости новой ракеты исходно размещаются под корпусом и раскладываются после старта.

Оперение Х-101, находящееся в хвостовой части также сделано складным. Тяга силовой установки, как утверждают некоторые источники, составляет 360 кгс (по другим данным, до 450 кгс). Двигателем ракеты, возможно, является турбореактивный двухконтурный РД-95ТМ-300. Его габариты достаточно малы для того, чтобы «вписать» его в сравнительно небольшой корпус. В «транспортном» положении двигатель спрятан в специальной нише, из которой он выдвигается после старта. Аналогичная схема была применена и на Х-55.

Навигация в ходе полета обеспечивается инерциальной системой, которая использует заранее подготовленные цифровые карты местности, что дает возможность следовать по заданному маршруту с максимальной точностью. Кроме того, ракета оснащена модулем связи с системой спутниковой навигации «Глонасс». Коррекция по высоте выполняется с использованием оптико-электронного лазерного дальномера.

Наведение на цель на завершающем этапе выполняется головкой самонаведения. По разным данным, она может быть как радиолокационной, так и телевизионной с оптико-электронным модулем распознавания.  Режим полета задается обычно еще на аэродроме (допускается также перенацеливание уже после запуска) – в ходе следования к цели текущая высота 101 может изменяться от 30 до 6000 метров.

«Баллистики» против «Бури»

В 1950-е годы развернулось нешуточное соревнование между баллистическими и крылатыми ракетами за место беспилотного межконтинентального носителя ядерного или термоядерного заряда.

В СССР приняли к разработке оба типа межконтинентальных ракет — и баллистические, и крылатые. Теоретические исследования, проведенные в НИИ-1 Минавиапрома под руководством академика Мстислава Всеволодовича Келдыша, показали, что двухступенчатый сверхзвуковой беспилотный крылатый аппарат может достичь межконтинентальной дальности с приемлемой точностью доставки «спецзаряда». Крылатые ракеты со скоростью полета более 3М (более трех местных скоростей звука) и высотой более 20 км казались отличной заменой пилотируемых стратегических бомбардировщиков. В 1954 году официально началась разработка двух КР с дальностью 8 000 км — тяжелой «Буран» (индекс «40», ОКБ-23 Владимира Михайловича Мясищева) и средней «Буря» (индекс «350», ОКБ-301 Семена Алексеевича Лавочкина). В США еще с 1950 года сверхзвуковую КР XSM-64А «Навахо» той же дальности до 8 000 км разрабатывала фирма «Норт Америкэн, Райт». Все разработчики сверхзвуковых межконтинентальных КР выбрали маршевые сверхзвуковые прямоточные двигатели, жидкостные ракетные ускорители в качестве первой ступени, системы наведения с использованием автоматической астронавигации. Ракеты стартовали вертикально с последующим отделением ускорителей и выходом на аэродинамический полет уже на больших высотах. Над целью КР должна была сбросить боевую часть, и та достигала бы цели самостоятельно.

Маршевые двигатели для «Бури» и «Бурана» разработали в ОКБ-670 под руководством Михаила Макаровича Бондарюка. По системам астронавигации большую работу провел Израэль Меерович Лисович. В межконтинентальных КР отработали и другие перспективные направления — новые сплавы и технологии производства планера, новые методы проектирования.

Успешные испытания в СССР ракеты Р-7 и запуск в 1957 году первого искусственного спутника Земли возвестили начало эры межконтинентальных баллистических ракет, а сбитый в 1960 году над Уралом самолет-разведчик U-2 продемонстрировал, что большие высоты перестали надежно защищать крылатые летательные аппараты. Крылатые ракеты стремительно теряли свои достоинства в глазах заказчиков. Средства ПВО явно опережали их в своем развитии, уже располагая ЗРК большой дальности, комплексами дальнего радиолокационного обнаружения, сверхзвуковыми высотными истребителями. «Проигрышу» крылатых ракет первого послевоенного поколения способствовали их радиолокационная заметность, а также громоздкость и энергопотребление систем наведения, которым приходилось работать не 5— 7 минут, как у баллистической ракеты, а 2—3 часа.

Конец 1950-х — начало 1960-х годов стали критическим периодом развития управляемого реактивного оружия. В 1957 году в СССР прекратили работы по «Бурану», а в США — по «Навахо» (из 11 ее пусков 10 оказались аварийными). Работы по «Буре» прекратили в 1960 году. Из всех сверхзвуковых межконтинентальных КР «Буря», главным конструктором которой был Наум Семенович Черняков, пожалуй, «продвинулась» дальше всех как по результатам опытных пусков (из 18 только 3 аварийные), так и по достигнутой в них дальности — 6 500 км с отклонением от заданной траектории не более 4—7 км. В том же 1960 году волевым решением поставили крест и на проектах стратегических крылатых ракет С-30 Цыбина, П-20 ильюшинского ОКБ-240, «С» туполевского ОКБ, бомбардировщика М-56К с ракетой Х-44 мясищевского ОКБ-23.

Единственной поступившей на вооружение межконтинентальной КР стал американский дозвуковой «беспилотный бомбардировщик» SM-62 «Снарк» фирмы «Нортроп» с турбореактивным двигателем и дальностью до 8 000 км. Его скорость и высота полета — 960 км/ч и 15—16,7 км — уступали новым сверхзвуковым истребителям, и на вооружении «Снарк» оставался лишь в течение 1960—1961 годов.

Подводные лодки также предпочли вооружать баллистическими ракетами. Стратегические КР стали первой жертвой баллистических конкурентов. Но «баллистикам» отдали предпочтение и на меньших дальностях. Это было отчасти обосновано возможностями самих КР и ожидаемым ростом возможностей ПВО. Оперативно-тактические и тактические КР первого послевоенного поколения совершали полет, как правило, на высотах не менее 300—500 м с небольшими маневрами, по кратчайшему пути к цели. Это облегчало их обнаружение и поражение средствами ПВО. Однако справедливость остановки в начале 1960-х ряда новых разработок КР поныне вызывает споры. Как бы то ни было, но именно тогда КР большой дальности — за исключением противокорабельных — покидают сцену.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
RiotClub
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector