Самолёт Илья Муромец (С-22)

Россия — основоположник военно-транспортной авиации

Однако, невзирая на мнение скептиков, Сикорский стал первопроходцем в новой, доселе невиданной сфере. Свой проект он представил Шидловскому и, несмотря на то, что реализация идеи была очень дорогостоящей и сопряжённой с огромными техническими сложностями, Шидловский поддержал работу по созданию аэроплана с беспрецедентной грузоподъёмностью.

Испытания аэроплана прошли успешно, и вновь Николай Второй решил встретиться с конструктором. Император поднялся на борт, а потом стал задавать конструктору вопросы, удивившие Сикорского высоким уровнем инженерной компетенции.

Очевидно, что Николай Второй фактически получил диплом военного инженера и его квалификация позволяла ему вести беседу с гениальным конструктором отнюдь не о балах или погоде.

От вагонов к воздушным судам

Официальное название этой фирмы — «Русско-Балтийский вагоноремонтный завод», и поначалу она действительно занималась исключительно железнодорожными вагонами. Но после Русско-японской войны заказов стало меньше, и председатель правления акционерного общества Михаил Владимирович Шидловский решил перепрофилировать часть мощностей на сборку автомобилей — сначала лицензионных, а потом и своих. Дело пошло, руководство завода стало искать новые перспективные направления. Тогда-то и возникла идея создать свое авиационное направление, куда и был в 1912 году приглашен 23-летний Сикорский.

Игорь Иванович Сикорский / Фото: commons.wikimedia.org

Завод изначально располагался в Риге, но авиационный отдел решили формировать в Петербурге, на базе ремонтных мастерских «Руссо-Балта». Общее руководство осуществлял Шидловский. Как-то он пригласил к себе в гости нового молодого инженера, завязался разговор. Сикорский рассказал о своей идее: создать многомоторный самолет с полностью закрытой кабиной и фюзеляжем, в котором люди смогут путешествовать как в автобусе. Причем Сикорский готов был заниматься этим на свои средства и в свободное от работы время. Идея и энтузиазм молодого человека понравились Шидловскому, и он дал добро на разработку опытного образца в заводских мастерских.

Как и Сикорский, Шидловский был выпускником Морского корпуса, только окончил он его на три десятилетия раньше. Потом была служба на флоте и даже кругосветное плавание на клипере «Пластун». Но строевая служба не прельщала молодого офицера, и он поступил в Александровскую военно-юридическую академию. Потом служил в Министерстве финансов, стал членом Государственного совета Российской империи, действительным статским советником. В начале века Шидловский получил предложение возглавить правление «Руссо-Балта».

Учебная 25-пудовая бомба. Третий справа — Михаил Владимирович Шидловский / Фото: commons.wikimedia.org

Сикорский в мемуарах рассказывал, что идея многомоторного самолета пришла ему после одного случая, едва не ставшего трагическим. Как-то еще в Киеве в жиклер карбюратора пилотируемого им самолета попала то ли муха, то ли комар, топливо перестало поступать и двигатель замолчал. Сикорскому чудом удалось посадить машину. Шок от произошедшего заставил его задуматься о превратностях судьбы и способах сделать машины более надежными. Поскольку технология самих двигателей была еще несовершенна, то единственным вариантом, гарантирующим уберечь экипаж от подобных непредвиденных ситуаций, он посчитал дублирование моторов. Теоретические расчеты показывали, что в таком случае самолет сможет продолжать движение, оставалось только придумать, как установить на корпусе два двигателя или даже больше. Ранее никто в мире подобного не делал.

Судьба богатырей

«Муромцы» постоянно модифицировались. Получая известия с фронтов, Сикорский улучшал конструкцию — увеличивал площадь крыла, ставил более сильные моторы, создал приспособление для автоматического сброса бомб. В поздних модификациях появилась дополнительная пулеметная кабина в хвосте машины, а общее число пулеметов на борту было доведено до восьми.

В некоторых модификациях даже стали устанавливать безоткатное орудие. Для флота создали гидросамолет, оснащенный торпедами. Всего за годы войны было выпущено около 60 машин. Эскадра совершила 400 боевых вылетов, сбросила 65 т бомб и уничтожила 12 вражеских истребителей. И лишь один «Муромец» погиб в воздушном бою — экипаж штабс-капитана Озерского похоронен на территории Белоруссии. Фотографию их могилы в знак уважения к русским летчикам сбросили над нашим аэродромом немецкие пилоты.

Все воюющие страны быстро оценили эффективность тяжелой бомбардировочной авиации и приступили к созданию аналогичных машин. Но в строй первые зарубежные аналоги вступили лишь в конце 1916 года, тогда как наши воевали уже почти два года. Благодаря таланту Сикорского и энтузиазму Шидловского в то время мы шли в авангарде мирового авиастроения и тактики его применения, хотя с качеством производства по-прежнему были проблемы и собирали «Муромцев» буквально «на коленке».

Самолет «Илья Муромец» в составе Рабоче-крестьянского Красного воздушного флота в годы Гражданской войны / Фото: airwar.ru

В 1917 году эскадра в полной мере разделила судьбу страны. Ее командир генерал Шидловский был уволен в запас после Февральской революции, жил в столице как частное лицо. Через несколько лет его вместе с сыном расстреляли чекисты по обвинению в шпионаже. Убежденный монархист Сикорский в 1918-м чудом сумел бежать, узнав о готовящемся аресте. Через Архангельск он добрался до Европы, а потом и за океан. В Гражданскую некоторые летчики со своими машинами воевали за красных, другие — за белых, например капитан Янковский. А дослужившийся к концу войны до звания полковника Иосиф Башко станет генералом латвийской армии и командующим ВВС Латвии.

В 1917-м производство самолетов прекратилось, большинство имевшихся в строю самолетов погибло в годы Гражданской. Последние «Муромцы», уже сильно изношенные и собранные из частей машин разных моделей, еще будут обеспечивать авиасообщение Москва–Харьков в начале 20-х годов. Потом их заменят более совершенные самолеты. Но «Муромец» навсегда вписал свое имя в историю авиации, став и первым настоящим пассажирским гражданским самолетом, и первым полноценным бомбардировщиком. Его можно назвать отцом многомоторной авиации. А создавший это чудо Игорь Сикорский уже в Америке вернется к своим экспериментам с летательными аппаратами с горизонтальным рулем и в конце 1930-х поднимет в воздух первый в мире геликоптер.

Георгий Олтаржевский

Становление гения авиации

Разумеется, авиастроение в нашей стране началось ещё до войны. И первый в мире тяжёлый бомбардировщик «Илья Муромец» вырос из проекта пассажирского самолёта.

Игорь Сикорский учился в киевской гимназии, потом поступил в Морской корпус в Петербурге, в 1906 году окончил общий курс и уехал во Францию, где некоторое время посещал техническую школу. Вернувшись в Россию в 1907 году, поступил в Киевский политехнический институт.

Игорь обратил внимание на достижения Цепеллина, создавшего свои знаменитые дирижабли, и всерьёз заинтересовался возможностями полётов. И вот в 1909 году Сикорский отправился в мировой авиационный центр — Париж, с целью собрать информацию о самолётостроении

Там Сикорский знакомится с известным авиатором Фербером, уже создавшим самолёт собственной конструкции. 

На успехи конструктора обратили внимание военные, предложившие Сикорскому принять участие в манёврах. Шёл 1911-й год, 22-летний авиатор сам управлял аэропланом и справился с задачами в рамках учений

На этот факт обратил внимание Николай Второй. Император встретился с молодым инженером и лично с ним побеседовал.

В дальнейшем Сикорский на своём самолёте успешно участвовал в авиационных конкурсах, побеждая именитых пилотов. Вся страна узнала его имя. В России появился новый одарённый авиатор, создавший машину, не только не уступающую лучшим мировым образцам, но и нередко побеждающий лётчиков, управлявших иностранными аэропланами. А в 1912 году Сикорский стал главным конструктором авиационного отдела акционерного общества «Русско-Балтийский вагонный завод».

Высокую должность ему предложил председатель совета директоров М.В. Шидловский — успешный бизнесмен, крупный организатор производства. С его именем связано развитие российского моторостроения, начало автомобилизации России, создание первых в мире тяжёлых бомбардировщиков и многое другое.

Сейчас авиалайнеры воспринимаются, как нечто повседневное, прочно вошедшее в нашу жизнь, но в начале XX века многие видные специалисты скептически относились к идее постройки большого самолёта. Интересно, что великий Менделеев в последние годы жизни считал, что вряд ли в обозримом будущем появится аэроплан, пригодный для пассажирских перевозок. Конечно, Менделеев не был авиаконструктором, хотя, помимо химии, прекрасно разбирался в математике, но идея тяжёлого самолёта считалась нереальной и среди ряда экспертов по воздухоплаванию.

Как поднимали в небо первый российский бомбардировщик

Производство силовых установок для «Ильи Муромца» началось в России во время войны. Для того чтобы полностью решить «моторный вопрос», началось создание большого авиамоторного завода в Рыбинске.

В 1916 году руководство нашей страны приняло решение развернуть около Херсона авиационный научно-промышленный комплекс. В нём планировалось построить два серийных завода (двигатели и самолёты) и один опытный завод для реализации новых проектов. Там же должны были начать работу вуз и авиашкола, специальный аэродром для экспериментальных самолётов и лаборатория с аэродинамической трубой, способной исследовать аппараты натуральной величины.

Увы, две революции — Февраль и Октябрь — крайне отрицательно отразились на этом успешно продвигавшемся проекте, как, собственно, и на авиастроении в целом.

Хаос в экономике, развал фронта, Гражданская война надолго затормозили развитие российской авиации.

Союзники были уверены в победе над Германией

Столь высокий статус участников свидетельствовал об исключительной важности конференции, созванной для выработки общего плана военных действий против Четверного союза, а также решения дипломатических вопросов, связанных с будущими изменениями политической карты мира

Как отмечалось в документах, главы союзных делегаций «единодушно указывали на необходимость установления полного между союзниками единства действий в целях доведения войны до успешного конца и завершения её миром, но не на таких условиях, которым союзники вынуждены были бы подчиниться, а на условиях, которые они сами властно предъявят врагу».

Подробное исследование Петроградской конференции займёт, по меньшей мере, несколько монографий, поэтому в статье остановлюсь лишь на одном частном, но, тем не менее, весьма красноречивом моменте.

«Илья Муромец» спешит на войну

К началу войны были построены четыре «Муромца», которые сразу передали для военных нужд. Еще десять уже заказанных военным ведомством машин были в работе. Собственно, еще при разработке самолетов учитывалась возможность их боевого применения, например, был разработан отечественный двигатель вместо немецкого «Аргуса», поставки которого с началом войны, естественно, остановились.

Механики за осмотром двигателей самолета «Илья Муромец» / Фото: humus.livejournal.com

К началу Первой мировой самолетостроение пребывало еще в «дошкольном» возрасте, а тактика авиационной войны находилась и вовсе на зачаточном уровне. Старые генералы считали, что кроме как в разведывательных целях использовать летающие машины невозможно. Из оружия у летчиков были лишь пистолеты да несколько ручных гранат. Против пехоты на марше предполагалось использовать металлические стрелы, которые пилот буквально высыпал на головы противника.

Конечно, тяжелый многомоторный самолет, способный нести полторы тонны груза и летать на сотни километров на недоступной для пуль высоте, имел совершенно иные возможности. Только военные об этом толком еще не знали. К тому же оказалось, что управлять самолетом умеет лишь сам Сикорский и несколько его товарищей. Когда же за штурвал садились пилоты, обученные летать на маленьких одномоторных «этажерках», у них возникали серьезные проблемы. Довольно быстро раскиданные по разным аэродромам «Муромцы» встали на прикол из-за нехватки пилотов, механиков и запчастей. Военное ведомство посчитало затею бесперспективной и решило разорвать контракт на закупку новых машин.

Загрузка бомб в самолет «Илья Муромец» / Фото: commons.wikimedia.org

Тогда в дело снова вмешался Шидловский. Он сумел убедить высшее военное руководство, что проблема не в самолетах, а в их неправильном использовании, и предложил создать отдельную эскадру тяжелых летательных судов. Его поддержал курировавший авиацию великий князь Александр Михайлович и главнокомандующий великий князь Николай Николаевич. В итоге 23 декабря 1914 года был издан приказ о формировании «Эскадры воздушных кораблей» (ЭВК) из самолетов «Илья Муромец» — этот день и считается датой рождения российской бомбардировочной авиации. Основой эскадры стали десять боевых и две учебные машины, которые уже поступили в войска. 58-летний Шидловский был призван в армию и назначен начальником этой эскадры. Ему было присвоено воинское звание генерал-майора, соответствовавшее его гражданскому чину.

Первым делом нужно было обучить летчиков, для этого в Гатчинской школе организовали специальный курс и передали туда две учебные машины. В дальнейшем планировалось создать при каждом из фронтов и флотов свою группу из четырех бомбардировщиков, общее руководство над которыми и координацию снабжения будет обеспечивать руководство ЭВК. Первые боевые вылеты машины совершили в феврале 1915 года над территорией современной Польши и показали, что тяжелые бомбардировщики в умелых руках могут быть грозным оружием. Например, 25 февраля «Муромец» № 150 («Киевский» тип В), вылетевший с аэродрома Яблонны под Варшавой для бомбардировки станции Вилленберг, сбросил на нее свыше 160 пудов бомб. По донесению нашей разведки: «…разрушено станционное здание и пакгауз, 6 товарных вагонов и вагон коменданта, причем комендант ранен, в городе разрушено несколько домов, убито 2 офицера и 17 нижних чинов, 7 лошадей. В городе паника, жители в ясную погоду прячутся в погребах».

Размещение бомб в фюзеляже самолета «Илья Муромец» / Фото: airwar.ru

5 июля 1915 года тот же корабль «Киевский» под командованием поручика Иосифа Башко принял первый воздушный бой с тремя самолетами противника. Несмотря на ранение командира корабля и полученные в бою повреждения (вышли из строя два двигателя), ему удалось огнем из пулемета и карабина отбить атаки врага и приземлиться на поле в расположении своих войск. Причем посадил машину после сделанной перевязки сам поручик Башко. За этот бой он был награжден Георгием 4-й степени и произведен в капитаны.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
RiotClub
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector