Ильюшин Сергей Владимирович

Дешево, но надежно

Сразу после войны Ильюшина захватили мирные проекты. Конечно, он продолжал разрабатывать и боевые самолеты, но всё больше времени и сил отдавал пассажирской авиации. Еще в военные дни он стал делать наброски машин для мирного будущего, когда путешествия станут важнее бомбежек.

Так появился Ил-14, имевший множество модификаций и прославившийся участием в опасных экспедициях — в Арктике, в Антарктиде. В полярной авиации он оставался незаменимым долго. Такие самолеты использовались и в первом в мире полярном рейсе атомного ледокола «Арктика», и в знаменитых лыжных походах к Северному полюсу, поддерживая путешественников с неба. Следующая машина ОКБ Ильюшина, четырехмоторный турбовинтовой Ил-18, стал на полтора десятка лет одним из основных магистральных самолетов «Аэрофлота». В апреле 1959 года на Ил-18 начали выполнять регулярные рейсы в Адлер и Алма-Ату.

Самолет Ил-14 летит над льдами в Центральной Арктике // Фото: РИА Новости/Б. Вдовенко

В начале 1960-х годов правительство поставило перед конструкторами задачу: создать реактивный пассажирский самолет мирового уровня, который мог бы без посадок летать из Москвы на Дальний Восток и в Гавану. За дело взялся Ильюшин. Межконтинентальный лайнер Ил-62 по тогдашней традиции сдали в эксплуатацию к праздничной дате — 50-летию Октября.
Долгое время Ил-62 был и официальным правительственным самолетом для глав Советского Союза и России. Да и в наше время лидер Северной Кореи Ким Чен Ын использует как личный борт один из двух принадлежащих Air Koryo Ил-62М.

Был у Ильюшина девиз: «Просто, но качественно, дешево, но надежно!» Тут помогал врожденный крестьянский практицизм. Ильюшин гордился, что у него работает в два-три раза меньше сотрудников, чем в «фирме Туполева». Авиаконструкторы в СССР были привилегированной кастой — и, как говорится, за лишним рублем лезть в государственный карман обычно не стеснялись. А для Ильюшина рентабельность тоже была делом чести.

Сергей Ильюшин // Фото: РИА Новости/Иван Шагин

 
Журналистов он не жаловал — не любил позировать и давать интервью и даже на заседаниях Академии наук отмалчивался. Слишком дорожил своим временем. Избегал праздности и шумихи. В своей тарелке он чувствовал себя, только когда находился в гуще конструкторской работы. Всё остальное по возможности отметалось.

За пунктуальность, за подтянутость коллеги называли его чистоплотом. Ильюшин был убежден, что надежный самолет начинается с внутренней дисциплины конструктора, и своим привычкам оставался верен десятилетиями. А за умение довести любой новаторский проект до уровня технологической ясности Ильюшина считали мастером простых решений.

Кузница рекордов

На всю жизнь у него осталась памятка о тех полетах — шрам

Он виден на фотографиях Ильюшина — трудно не обратить внимание на его поднятую бровь. С 1936 года Ильюшин — главный конструктор КБ при авиационном заводе имени Менжинского. С тех пор ему почти всё удавалось

Трудно представить себе более безупречную и счастливую судьбу. Его ценили коллеги, побаивались и уважали ученики, жаловали власти. Сталин однажды даже пригласил авиаконструктора погостить несколько дней на знаменитой кунцевской даче. Любовь вождя — величина обоюдоострая, в любой момент она могла обернуться против фаворита. Но в Ильюшина генеральный секретарь верил. Быть может потому, что видел в нем сильный характер.

 
 
Вся его жизнь протекала от самолета к самолету, шаг за шагом. Была у него заповедь: «Если хочешь сделать что-то серьезное, то за восемь рабочих часов ничего не сделаешь». Иногда казалось, что ничего другого Ильюшин попросту не замечает — только чертежи и производство. Только работа. Никаких житейских катаклизмов, никаких отклонений от курса. Но каждый самолет — это целая история, от замыслов и споров до внедрения и испытаний. А потом — выпуск, а потом — усовершенствования и, наконец, замысел следующей модели. Мысль охватывала всю советскую индустрию — ведь «Илы» выпускались и в Казани, и в Ташкенте, и в Минске… И весь земной шар, который самолеты Ильюшина облетели тысячи раз.

На ильюшинской машине ЦКБ-26 летчик-испытатель Владимир Коккинаки поставил 17 июля 1936 года первый советский авиационный рекорд, официально зарегистрированный Международной авиационной федерацией. Это был рекорд высоты на сухопутном самолете с коммерческой нагрузкой в 500 кг. Предыдущее достижение француза Синьерина Коккинаки перекрыл на 1173 м, поднявшись на высоту 11458 м.

Летчик-рекордсмен Владимир Коккинаки у своего самолета ЦКБ-26 // Фото: РИА Новости/Борис Вдовенко

А потом рекорды пошли вереницей. Самым известным оказался перелет из подмосковного Щёлкова в Спасск-Дальний на бомбардировщике ЦКБ-30, продолжавшийся более суток. Это был рекорд дальности полёта — 7580 км. И Коккинаки, и штурману Александру Бряндинскому тогда присвоили звания Героев Советского Союза. Ильюшин в тот раз остался без звезды.

Один — и воин

ХХ век — не время гениев-одиночек, особенно в мире науки и техники. «Единица — вздор», — повторяли тогда вслед за Маяковским и во многом были правы. И Ильюшин как никто другой умел дирижировать коллективом, подбирая и воспитывая молодых специалистов. Считалось, что он не слишком энергично пробивает награды для своих подопечных. Идти к Ильюшину, чтобы быстро защитить кандидатскую или докторскую, не стоило. Каждому приходилось растворяться в коллективе, в котором почти всё зависело от главного, который каждую свою машину знал, без преувеличения, до винтика. При этом Ильюшин умел создавать для своих сотрудников такие условия, чтобы у них не болела голова о хлебе насущном, о жилье, об отдыхе и лечении для детей… Каждое лето всем КБ они на теплоходе выезжали на Волгу — и эти несколько дней отдыха потом вспоминались целый год. В такие дни суровый Ильюшин даже играл на гармони, которую не доверял никому.

Генрих Новожилов, советский авиаконструктор, член-корреспондент АН СССР // Фото: РИА Новости/Лев Иванов

 
 
На склоне лет Ильюшин передал штурвал самому надежному из своих учеников — Генриху Новожилову, в последние годы работал в родном КБ консультантом. И, конечно, не на правах «свадебного генерала», а по-настоящему.

«Если сравнивать генеральных конструкторов, то какая слабость у Туполева? Барство. У Лавочкина? Беспечность. Ильюшин — слишком серьезный человек, и я не знаю у него недостатков. Говорят, он был суровый человек, вроде бы у него и доброты нет», — рассуждал конструктор В.Н. Семенов и тут же добавлял, что после Ильюшина человечности в профессиональном кругу авиастроителей стало меньше…

В последние годы мы отвыкли летать на отечественных самолетах. Небо России заполонили Boeing и Airbus. А жаль. Без «Илов» в нашем небе неуютно. Ведь в каждой машине проступает и живет характер конструктора и характер его родной страны.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Услуга послепродажного обслуживания марки «Ил»

Помимо разработки и серийного выпуска, ОАО «Авиационный комплекс им. Ильюшина» занимается послепродажным обслуживанием своих самолетов. 

В спектр его работ входят:

  • •          гарантийное обслуживание;

  • •          выполнение регламентных работ;

  • •          ремонтные, восстановительные работы, обновление интерьера, проведение доработок по технической документации, создание модификаций;

  • •          создание специальной ремонтной и проектной документации;

  • •          поиск решений в обнаружении и устранении дефектов;

  • •          надзор за техническим состоянием авиатехники;

  • •          разработка соответствующей документации на устранение эксплуатационных повреждений воздушных судов;

  • •          продление срока службы и ресурса аппаратов своего производства;

  • •          доведение до летного состояния самолетов «Ил» после продолжительного (свыше одного года) хранения или перегона по указаниям главного конструктора;

  • •          определение оценки технического состояния своих самолетов, включая документирование и дефектацию самолета или отдельных его частей;

  • •          доставка запчастей, вспомогательного имущества и агрегатов по обычному и срочному заказам эксплуатанта, выполнение ремонта комплектующих изделий;

  • •          разработка необходимой ремонтно-эксплуатационной документации для заказчиков, которая распространяется на аппараты, эксплуатируемые в тяжелых климатических условиях;

  • •          обучение инженерно-технического и летного состава, включая уровни повышения квалификации и переподготовки.

Вологодская мечта

Он был младшим, 11-м ребенком в крестьянской семье в вологодской деревне Дилялево. Поздний сын, поскребыш, как тогда говорили: матери будущего академика к тому времени уже исполнилось 44.Жили они небогато, но в церковно-приходскую школу мальчишка поступил уже грамотеем. Сергей Владимирович вспоминал: «Читать я научился рано — в шесть лет. Моими первыми книгами были Ветхий Завет и Новый Завет, часослов, журнал «Вестник Европы», который каким-то непонятным образом попал в нашу глухую вологодскую деревню».

В 15 лет Сергей ушел на заработки — как и многие его однолетки. Ильюшин скитался по городам и весям, пока не подвернулась работа, которая перевернула его жизнь. Крепкий парень, он устроился землекопом и чернорабочим на ипподроме. И не где-нибудь, а в самом Санкт-Петербурге.

 

Фото: commons.wikipedia.org/ilyushin.org

И тут — на счастье — ипподром переоборудовали под летное поле, и во время первой авиационной недели в Петербурге в 1913 году Ильюшин с киркой, лопатой и метлой оказался в нужное время в нужном месте. С тех пор у него была одна цель. Во время Первой мировой Ильюшин окончил солдатскую школу летчиков Всероссийского императорского аэроклуба, а диплом пилота получил уже в республике, летом 1917 года. Потом — Красная армия, партийный билет РКП (б). Осенью 1921 года Ильюшин поступил в Институт инженеров Красного Воздушного флота. Сдал вступительные экзамены на тройки, но его все-таки приняли. Через год институт стал академией Воздушного флота имени профессора Н.Е. Жуковского, ему предоставили помещения Петровского дворца. Там Ильюшин — уже отличник и передовик — сконструировал свой первый планер «Мастяжарт» (Мастерские тяжелой артиллерии в Лефортово, где строился летательный аппарат, — кстати, увековеченный на советской почтовой марке 1982 года), стал участником всесоюзного слета планеристов в Коктебеле.

Нужны как воздух

Ил-2 — не просто самолет, это крылатый символ Великой Отечественной. С этим штурмовиком Красная армия прошла всю войну. Пехота прозвала бронированную машину весом в четыре с лишним тонны летающим танком. «Самолеты Ил-2 нужны нашей Красной армии теперь как воздух, как хлеб», — писал Сталин. Герой Советского Союза Нельсон Степанян именно на этих машинах потопил 13 немецких судов, сбил 27 самолетов, уничтожил пять мостов и привел в негодность почти 700 единиц вражеской боевой техники.

Штурмовик Ил-2 в небе // Фото: РИА Новости

На «Илах» летал во время войны и Георгий Береговой — единственный в истории летчик, награжденный звездами героя и за фронт, и за космический полет. Ему принадлежит и самый, пожалуй, выразительный отзыв о «летающем танке»: «Сделан был Ил-2 добротно. Отличная машина! Мужицкая, потому что неприхотлива, надежна. Горели мы, конечно, ведь в лоб фашиста расстреливали, но Ил спасал нас, потому что можно было сесть и на болоте, и в лесу, и на переднем крае… Бронированный корпус берег летчика… Лопасти винта погнешь на вынужденной, а потом на аэродроме механик берет кувалду, выправит, ну и снова летишь… В общем, нашенская была машина, она выручала не раз, а потому ей, а значит, и Ильюшину, жизнью своей обязан!»

307 боевых вылетов в годы Великой Отечественной совершил Василий Васильевич Решетников — старейший из ныне живущих Героев Советского Союза. Летал он за штурвалом другой ильюшинской машины, дальнего бомбардировщика Ил-4 (ДБ-3Ф).

В начале войны и за фронтовые, и за тыловые заслуги награждали скупо. Но вскоре после парада 7 ноября 1941 года, когда участь битвы за Москву ещё не решилась, вышел указ о награждении Ильюшина званием Героя Социалистического Труда. В годы войны наши заводы выпустили около 137 тыс. самолетов. Из них 48 тыс. — больше трети — «Илы»!

Самолет Ил-28 на аэродроме, 1960 год // Фото: РИА Новости/Душкин

Самый массовый реактивный бомбардировщик в истории авиации — это тоже творение Ильюшина, Ил-28. Еще одна передовая машина, сохранявшая лидерство в своем классе с конца 1940-х годов до середины 1950-х. Ил-28 размещались и на Кубе накануне Карибского кризиса. А на Новой Земле ильюшинские бомбардировщики участвовали в непосредственных испытаниях атомного оружия.

Стоит ли удивляться, что и по количеству регалий вологжанин обогнал всех коллег, включая собственных учителей? Академик, генерал-полковник. Семь Сталинских премий, одна Государственная, Ленинская премия, три звезды Героя Труда.

Доверие и дисциплина

Успехом «ОКБ Ильюшина» обязано железной дисциплине, царившей на предприятии. При этом Ильюшин всегда заботился о молодых специалистах. Конструктор доверял им ответственные участки работы, обеспечивал быстрое продвижение по службе, конечно, если они этого заслуживали.
Ильюшин всегда проводил первую встречу с молодыми специалистами. Никто не записывал, не конспектировал его мысли, но запоминал хорошо: настолько яркими, точными, проверенными практикой и временем были его высказывания

Он обращал внимание молодых ребят, только что пришедших на предприятие, во-первых, на необходимость сохранения государственной тайны и, во-вторых, на соблюдение трудовой и производственной дисциплины. И с тем и с другим в бюро было очень строго

Поскольку помимо гражданских самолетов в ОКБ конструировали и военные машины, на бюро распространялся секретный режим, как на всех предприятиях оборонного комплекса. «Самое страшное, – говорил Ильюшин, – когда летчик идет в бой, а противник знает все слабые стороны его самолета», — и это запоминалось на всю жизнь.
Как вспоминает Генрих Новожилов, нынешний генеральный конструктор «ОКБ Ильюшина», в сохранении дисциплины огромную роль играл авторитет и пример самого Ильюшина. Железный порядок, который он завел и поддерживал, стал естественным делом, нормой, и ни у кого по этому поводу не возникало вопросов, протестов. Каждый знал, что у Ильюшина было право отобрать пропуск. Перед началом работы звучало два звонка: после первого необходимо было уже пройти проходную, чтобы успеть дойти до рабочего места и приготовить все для работы. Через пять минут звенел второй звонок, после которого требовалось немедленно приступить к выполнению своих обязанностей. До обеда по КБ не разрешалось ходить и вести телефонные разговоры: Сергей Владимирович считал, что это самое продуктивное время и его нельзя тратить на пустые хождения и болтовню. Чтобы кто-то во время работы читал газету или как-то развлекался – об этом не могло быть и речи. В то же время Ильюшин убеждал своих инженеров не стесняться общественной работы, особенно партийной. Конструктор считал, что это очень хорошая школа для приобретения опыта работы с людьми. Для руководителя любого уровня необходимо это умение, не исключая профессию конструктора.

Признание

Бюст С. В. Ильюшина в Вологде

Премии

  • Сталинская премия второй степени (март 1941) — за создание бронированного штурмовика Ил-2
  • Сталинская премия первой степени (август 1941) — за создание бронированного штурмовика Ил-2
  • Сталинская премия первой степени (1943) — за модификации и усовершенствование конструкции боевых самолётов
  • Сталинская премия первой степени (1946) — за разработку конструкции нового самолёта-штурмовика Ил-10 и коренное усовершенствование штурмовика Ил-2
  • Сталинская премия второй степени (1947) — за разработку конструкции многоместного пассажирского самолёта Ил-12
  • Сталинская премия первой степени (1950) — за разработки в области самолётостроения
  • Сталинская премия второй степени (1951) — за выдающиеся изобретения и коренные усовершенствования в области машиностроения (за создание реактивного бомбардировщика Ил-28)
  • Ленинская премия (1960) — за создание пассажирского самолёта Ил-18
  • Государственная премия СССР (1971) — за создание дальнего противолодочного самолёта Ил-38

Награды

  • трижды Герой Социалистического Труда (25.11.1941, 12.07.1957, 29.03.1974)
  • восемь орденов Ленина (30.12.1936, 25.11.1941, 21.02.1945, 02.07.1945, 30.03.1954, 30.03.1964, 26.04.1971, 29.03.1974)
  • орден Октябрьской Революции (02.10.1969)
  • два ордена Красного Знамени (03.10.1944, 15.11.1950)
  • орден Суворова 1-й степени (16.09.1945)
  • орден Суворова 2-й степени (19.08.1944)
  • орден Трудового Красного Знамени (05.03.1939)
  • два ордена Красной Звезды (17.08.1933, 28.10.1967)
  • Орден Возрождения Польши 5-й степени (1969)
  • Золотая авиационная медаль ФАИ (1968)
  • Медаль «В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»
  • Медаль »За оборону Москвы»
  • Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
  • Юбилейная медаль «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
  • Юбилейная медаль «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
  • Медаль «За победу над Японией»
  • Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
  • Медаль «Ветеран Вооружённых Сил СССР»
  • Юбилейная медаль «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии»
  • Юбилейная медаль «30 лет Советской Армии и Флота»
  • Юбилейная медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР»
  • Юбилейная медаль «50 лет Вооружённых Сил СССР»
  • Медаль «В память 800-летия Москвы»

Последние тенденции развития и награды

В 1990-х годах с распадом Союза предприятию пришлось начинать работу в тяжелых экономических условиях.

С 2005 года должность генерального конструктора Авиакомплекса переходит к В.В. Ливанову, который по совместительству с 1995 г. является Генеральным директором предприятия, а до этого с 1988 г. возглавлял завод.

В нынешнее время приоритеты в работе ОАО «Ил» − это разработка военно-транспортных и грузовых самолетов.

В начале осени 2012 г. начались испытания глубоко модернизированной версии Ил–76МД–90А. Серийный выпуск этого самолета проходит в России с задействованием технологии цифрового трехмерного проектирования. Конструкции и системы аппарата значительно улучшены по сравнению с базовым вариантом. За разработку данного самолета Авиакомплекс получил Национальную награду в номинации «Золотая идея».

В 2012 г. было налажено сотрудничество с индийской компанией HAL и ОАО «ОАК-ТС» по разработке нового транспортного многоцелевого самолета.

Авиационный комплекс им. С.В. Ильюшина был награжден за заслуги перед отечеством следующими орденами:

  • Ленина – в 1942 году;

  • Боевого Красного Знамени – 1944 г.;

  • Трудового Красного знамени – 1969 г.;

  • Октябрьской Революции – в 1983 году.

Многих сотрудников этого предприятия в разное время наградили медалями и орденами. В частности звание «Герой Социалистического труда» получили шесть человек. Звания «Герой Советского Союза» и «Герой Российской Федерации» носят десять летчиков-испытателей. Среди них В.К. Коккинаки стал единственным летчиком-испытателем, который получил такое звание два раза.

За разработку самолетов Ил-96-300, Ил-86, Ил-76, Ил-62, Ил-38, Ил-18, Ил-28, Ил-2 в разное время сотрудники ильюшинского КБ получили Государственные и Ленинские премии.

На сегодняшний день ильюшинцами построены мощные кооперативные связи с крупнейшими производителями комплектующих авиатехники, научно-исследовательскими центрами и авиакомпаниями. Предприятие выполняет разработку, модернизацию, испытания, подготовку, сопровождение изготовления образцов авиатехники и поддержание эксплуатационной летной пригодности ранее произведенных воздушных судов «Ил».

Авиационный комплекс им. Ильюшина имеет отрицательный показатель дохода, но это не мешает ему продолжать функционировать, удерживая высокие позиции на мировом и отечественном рынках авиационной техники.

Историческое значение

Генеральный конструктор Ильюшин, по воспоминаниям его коллег, умел заражать своим энтузиазмом, увлекать своей идеей людей без всякой агитации. Для молодых специалистов Ильюшин разработал «Краткую памятку конструктору», где описал основные вопросы конструирования частей, узлов и деталей самолёта. В «Памятке» даётся не только полный перечень всех требований, влияющих на конструирование, но и указывается на необходимость системного подхода к проектированию, назначение комплексного анализа всех факторов. В результате Ильюшин не только сам внёс вклад в развитие авиастроения, в обороноспособность страны, но и воспитал крупнейших специалистов, обладающих высокой квалификацией, работоспособностью и индивидуальным стилем.

Ильюшин принадлежит к той плеяде выдающихся конструкторов, творческая деятельность которых выходит за рамки инженерного труда и становится деятельностью учёного. Как истинный инженер и учёный, он поддерживал любые творческие начинания, помогал авторам и изобретателям, ищущим новых решений. В результате чего сотрудники ОКБ опубликовали не одну сотню научно-технических работ. Конструкторы получили много авторских свидетельств и патентов самого различного характера.

Ильюшин по праву считается выдающимся авиаконструктором и учёным и занимает достойное место в истории авиации. Его штурмовики, бомбардировщики, пассажирские самолёты на каждом этапе развития авиации — новинки технической мысли.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
RiotClub
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: