Финский снайпер симо хяюхя — белая смерть

Советско-финская война (1939—1940)

Во время Советско-финской войны (1939—1940) назначен служить снайпером, где служил постоянно до тяжёлого ранения в самом конце войны. Хяюхя служил в том числе в Колла, в 6-й роте 34-го пехотного полка Аарне Ютилайнена, прозванного за службу во французском легионе Марокканский ужас. Здесь заметили, что Хяюхя также чрезвычайно умело использует пистолет и автомат.

Количество убитых противников

За три месяца участия в боевых действиях, вплоть до ранения, Хяюхя уничтожил около 500 солдат противника огнём из винтовки и ещё более 200 из пистолета и пистолета-пулемета. Количество убитых советских солдат бралось в подсчёт со слов самого снайпера и при подтверждении товарищей, считались только убитые наверняка. Не бралось в расчёт, когда по одной цели стреляло несколько снайперов. По свидетельству Роберта Брантберга (фин.), за один только день 21 декабря 1939 года Хяюхя застрелил рекордное количество — 25 советских солдат. За три первых декабрьских дня общий счёт был 51 солдат. Окончательный итог назвать невозможно, поскольку трупы оставались на советской стороне.

Ранение

6 марта 1940 в Колла Хяюхя был тяжело ранен. Разрывная пуля попала ему в левую половину лица. Нижняя часть его лица была изуродована и челюсть раздроблена. Хяюхя эвакуировали в бесчувственном состоянии в тыл, и очнулся он лишь 13 марта 1940 года, в день окончания войны. После ранения Хяюхя в войсках распространилась молва, что он умер от ран. Он лечился в Ювяскюля и в Хельсинки. Ранение требовало после войны длительного ухода и частых операций. Челюсть восстановили взятой из бедра Хяюхя костью. В результате тяжёлой травмы Хяюхя не взяли на службу в войну 1941—1944, несмотря на его ходатайства.

Тактика

Хяюхя использовал предназначенное для охранных корпусов снайперское оружие — винтовку M/28-30 шпиц (фин. Pystykorva) (под номером 60974). В отличие от снайперов противника предпочитал стрелять с открытого прицела. Таким прицелом можно было быстрее поймать цель в отличие от оптического прицела, чьи стёкла легко покрывались инеем зимой. Блеск линз также зачастую выдавал расположение снайпера. Применение оптического прицела вынуждало снайпера держать голову на несколько сантиметров выше, что значительно повышало риск быть убитым.

Есть сведения, что помимо винтовки он использовал пистолет-пулемёт Suomi.

Хяюхя также развил снайперскую технику и тактику в подходящих зимних условиях. Он, например, замораживал водой наст перед стволом винтовки, чтобы при выстреле снег не взлетал, держал снег во рту, чтобы пар от его дыхания его не выдал. Толстая одежда выравнивала пульс и дыхание. Пользой для Хяюхя был и его маленький рост — 152 см — ему было легче спрятаться.

Тяжкое бремя

Осенью 2000 года Житель Руоколахти Пертти Саукконен вместе с поисковой группой разыскал место возле горы Колла, где в течение нескольких недель огневую позицию держал Симо Хяюхя. Для этого он использовал точные координаты, которые ему указал легендарный снайпер. По словам Саукконена, с момента войны в этом месте никто из поисковиков не бывал.

С помощью металлоискателя исследователи обнаружили огромное количество стрелянных гильз.  «Странное чувство. Симо застрелил 542 врага, и мы нашли именно такое количество гильз», – сообщил Саукконен. Еще один поклонник таланта Симо Хяюхя майор Тапио Саарелайнен отмечает, что методы, которые применял его кумир во время «Зимней войны», сегодня с успехом используют в финской армии при подготовке снайперов.

Как ему это удавалось

Привычный к непогоде и длительному времяпровождению в лесу, Симо мог сутками сидеть в засаде при морозе -40 градусов. Для того, чтобы чувствовать себя в безопасности, ему требовалась только плотная одежда и камуфляж белого цвета. Чтобы в то время, когда пуля вылетает из ствола, не поднимался столб снега и не угадывалась позиция, он поливал место перед дулом водой. После, сугроб немного утрамбовывался и получался прочный ледяной наст. Чтобы враг не видел пар изо рта, который идет от дыхания, Симо все время жевал снег, дыхание становилось холодным, в соответствии с окружающей температурой.

Маскировка в режиме военного времени

Симо Хяюхя: детство, раскрытие таланта

Мальчик родится 17 декабря, в 1905 году. Место рождения: Выборгская губерния, финское поселение Раутъярви. В то время эти территории входили в состав Российской Империи. Вместе с ним большая семья имела восемь детей, он был седьмым. Его родители — Юху и Катрин Хяюхя были простыми финскими крестьянами. Папа и братья обрабатывали землю, но главным источником дохода и пропитания была охота и рыбалка. После того, как Симо окончил школу, он стал, как и другие старшие ребята в семье, помогать отцу. Тогда, на охоте, первый раз способности мальчика проявили себя в полной мере.

Стрелок от рождения, Симо тренировался с детства в финских лесах на охоте

В 17 лет Симо уходит на службу, его принимают в местный отряд охраны. Юноша был невысокого роста, спокойный по характеру и очень выносливый — все эти качества несомненно сыграли не последнюю роль в становлении его военной карьеры. На соревнованиях по стрельбе Симо занимал лучшие места и приносил в свой отряд награды победителя.

Наступил 1925 год, Симо переходит в лисапедный батальон Финской Армии. В это время он выбирает для себя карьеру военного и поступает в военное училище. После выпуска он получает звание унтер-офицера, выходит на службу в первый велосипедный батальон Терийоки. После, через 9 лет, проходит подготовку на снайперское дело. А в 1939 году начинается русско-финская война.

Охота на Симо со стороны красноармейцев

После того, как командованию русских войск стало известно о наличии непобедимого бойца в финских рядах, на Симо был выдан приказ “ликвидировать”. На его ликвидацию было выставлено несколько отрядов, но поймать маленького снайпера было непростой задачей. 

Леса, где проходили бои, были его родной территорией. Он прекрасно ориентировался в них, как опытный охотник. Симо прекрасно чувствовал опасность, умел подстерегать и обманывать противника в лесу. Достать такого опытного снайпера было совсем непросто. 

Но 6 марта 1940 года Симо был ранен разрывной пулей. Задели нижнюю часть лица, челюсть была полностью раздроблена. Лучшего финского стрелка эвакуировали в тыл. Ему удалось прийти в себя только в день, когда война завершилась — 13 марта. При этом по войскам прошла дезинформация, что герой скончался в лазарете. Но это была неправда, он проходил лечение сначала в Ювяскюля. Позже Симо перевели в больницу Хельсинки. Рана была серьезная, требовала постоянного наблюдения. Предстояло несколько сложных операций. Чтобы восстановить челюсть, потребовалось взять кость из бедра мужчины. После такого тяжелого ранения служба в армии ему была противопоказана, и на Вторую Мировую войну Симо не попал.

Стрелок прожил долгую жизнь и скончался в возрасте 96 лет.

Лицо Симо удалось собрать уже после войны

Был награжден орденами Свободы 1 и 2 класса. На вопросы о том, как удалось добиться такого мастерства отвечал: “Тренировка.”

Разное

Слава о Симо Хяюхя распространялась в рядах финской армии и поднимала боевой дух солдат. Например, Брантберг описывает случай: на одной позиции появился опытный наводчик, умело корректировавший огонь советской артиллерии. Наблюдатели отметили, что стереотруба появляется всегда в одном месте и в одно время. Когда стало известно о прибытии Симо Хяюхя, настроение заметно улучшилось: «Симо с ним разберётся». В первую вылазку Симо успел выпустить три пули и уничтожил корректировщика. Во второй день он дождался, когда заменивший его человек поднимет стереотрубу и двумя пулями выбил её линзы. Советская артиллерия тут же начала яростный обстрел, но результатом был один раненый в тылу.

Хитрости Симо

Большинство своих метких выстрелов Хяюхя совершил из одной позиции – у горы Колла в Приладожской Карелии. Как же ему удавалось долгое время оставаться незамеченным? Для этого Симо использовал маленькие хитрости.

Стрелок в ожидании противника мог в течение нескольких часов неподвижно лежать в одном положении, и это несмотря на то, что морозы временами опускались до –40 °C. От холода его защищала толстая шерстяная одежда, одновременно выравнивая пульс, что было необходимо для равномерного и медленного дыхания.

Свое лежбище он оборудовал заранее и тщательного его маскировал. Готовя себе место, стрелок плотно утрамбовывал снег и поливал его водой до образования наледи: таким образом во время выстрелов снег не разлетался в стороны, а ствол винтовки имел твердую опору. Чтобы пар изо рта не выдал его позицию финн периодически клал в рот кусочки снега.

В случае опасности Симо мастерски зарывался в снег по самую макушку – благодаря небольшому росту – 160 см – он комфортно чувствовал себя в тесных снежных норах. От раскрытия его страховали так называемые «кукушки» – специальные помосты на деревьях, с которых велось наблюдение. Красноармейцы часто принимали их за позиции снайпера и открывали по ним бесполезный огонь.

Миф или реальность

Наверное, финский снайпер Симо Хяюхя был хорошим стрелком, но финская пропаганда явно переплюнула и советскую, и фашистскую взятых вместе. За снайпером по прозвищу Белая Смерть шла настоящая охота, это подтверждает его тяжелое ранение. Не знать этого финская сторона просто не могла. Скорее всего, знал об этом и сам Хяюхя. Так что, начиная с середины войны, он не столько стрелял, сколько прятался.

Никто не спорит, что действительно в первые дни войны свирепствовали снайперы с финской стороны. Но это до поры до времени. По всей линии фронта работали также и советские снайперы. Если в начале, как всегда, немного оплошали, то к середине кампании такого разгула не было. Нужно еще учесть протяженность линии фронта. Она была незначительной, всего чуть менее 400 километров. Кто-то возразит, что финны — отменные лесные охотники, но и Россия не обделена ими. Были и такие таежники, которые без всякой оптики били белку в глаз.

И еще один немаловажный факт. Это была зимняя война, когда любой след был отпечатан как на ладони. В сильные морозы не бывает снегопадов, которые скрывают следы. А холода стояли практически весь декабрь 1939 года

И еще, стрельбе в Союзе всегда уделяли должное внимание, существовали специальные курсы снайперов. Только в НКВД по штату числилось более 25 тысяч этих специалистов

Подтвердить этот «рекорд», разумеется, никто, кроме самого снайпера, не мог и не может. Кроме Симо Хяюхя с финской стороны работали и другие стрелки. С советской стороны также работали профессионалы. Интересно, что 100 лучших советских снайперов за годы Великой Отечественной войны уничтожили 25 500 солдат и офицеров противника, что в среднем составляет 255 человек на стрелка. Были и такие, которые имели счет более 500 убитых, но это, стоит особо подчеркнуть, за четыре с половиной года.

После войны

После войны Симо Хяюхя работал земледельцем в Руоколахти (Южная Карелия). Он занимался разведением собак и охотой; поохотиться с ним вместе на лося приезжал и президент Урхо Кекконен.

Когда у Хяюхя спросили в 1998 году, как из него вышел такой хороший снайпер, он ответил лаконично, одним словом: «Тренировка». По характеру он был скромным человеком, никогда не возвышал себя и не хвастался своими заслугами. Он очень редко давал интервью и упоминал о сделанном лишь при необходимости.

Хяюхя работал долгое время в составе руководства общества Братства Битвы при Колла. Последние годы он провёл в Хамине, в доме-хосписе для ветеранов. Незадолго до его 96-летия на вопрос журналиста, чувствовал ли он, когда стрелял, угрызения совести, Хяюхя ответил отрицательно. «Я делал то, что приказывали, и так хорошо, как только мог».

Спрячься во тьме, иначе он будет стрелять

Инди: Почему из всех примечательных военных фигур человеческой истории вы выбрали именно Симо?

Йоаким: Биография Симо — одна из самых воодушевляющих в военной истории. По крайней мере, для меня. Конечно, это личное мнение, но эта песня и этот персонаж очень важны для Sabaton, поскольку если бы не они, мы, скорее всего, просто не сделали бы альбом Heroes.

Инди: Но ведь песни про него не было в Heroes?

Йоаким: Верно, она из предыдущего альбома, Coat of Arms. То был первый раз, когда мы спросили наших фанатов — то есть вас, уважаемые, — о чём они хотели бы услышать. То есть спросили идеи песен.

Инди: Вы и сейчас так делаете?

Йоаким: Да.

Инди: Но то был первый раз?

Йоаким: Верно. Нам пришло очень-очень много идей. Почтовый ящик был наполнен доверху. И это была одна из тех историй, знаешь… уже прочитав имя героя, хочешь узнать подробности.

Инди: Но если вам прислали, не знаю, несколько тысяч идей — вы же не могли прочитать полные биографии всех этих людей?

Йоаким: Нет, конечно нет. На самом деле, все их просматривал Пэр.

Инди: Пэр, это правда?

Пэр(из-за кадра): Ага.

Инди: Понятно.

Йоаким: Пэр сидел и перебирал письма. Он, кстати, наверное, и сейчас этим же занимается.

Инди: Читает письма с идеями?

Йоаким: Сколько их у тебя обычно? Штук пятьдесят в день?

Инди: Дамы и господа, приветствуем Пэра.

Пэр: Сейчас посмотрим. Вот последние, например.

Инди:Тема для песни — покорение мира. Я знаю, что вам много пишут, бла-бла-бла…» О, вот это интересно — испанские и португальские путешественники… Себастьян Элькано, кто-то там ещё, а, вот, Писарро… Это кто вам прислал? Адриан… Адриан Краспо. Привет, Адриан Краспо — от меня из Sabaton! Значит, Пэр на самом деле читает письма фанатов и ищет в них идеи для песен. Итак, он выбрал сколько-то, составил шорт-лист, ты увидел там Белую Смерть и подумал:Я хочу подробнее почитать про парня с таким прозвищем!»

Йоаким: Это же отличное название металлической песни.

Инди: Действительно отличное.

Йоаким: А если серьёзно, у нас на тот момент было мало песен, посвящённых отдельным людям. Были в основном более масштабные, где речь шла о целой битве. Переход на такойличный» уровень оказался очень воодушевляющим для написания текста. Тогда мы ещё не знали, что будем делать Heroes, но Пэр сказал:Может, сделать потом альбом из песен, посвящённых отдельным людям?»

Инди: Когда ты читал про Симо, ты заодно изучал и Зимнюю войну или сосредоточился на биографии конкретного человека?

Йоаким: Про Зимнюю войну мы уже написали песню Talvisota для альбома Art of War.

Инди: У нас про неё был выпуск.

Йоаким: Да. Если не видели — посмотрите.

Инди: И как слушатели встретили песню столь непривычного для васличного» формата? Финны, например.

Йоаким: В Финляндии все, ну почти все, знают, кто такой Симо Хяюхя. Мы в Швеции, например, не знаем. В каждой стране есть свои герои.

Инди: Да, уверен, в Пакистане никто не знает, кто такой Фонзи.

Йоаким: Важнейшая часть военной истории.

Инди: Когда-нибудь мы сделаем про Фонзи выпуск.

Йоаким: Да.

Инди: Будет круто, если вы про него песню напишете.

Йоаким: Пэр его сыграет.

Инди: Я вот вижу, он большие пальцы показывает — согласен, значит.

Йоаким: Ну вот, отлично. Подстрижём его как раз.

Инди: Ну что ж, это была песня White Death, и на этом выпускИстории с Sabaton» окончен. Увидимся!

Пэр: Спасибо всем, кто посмотрел этот выпускИстории с Sabaton». Не забудьте подписаться на канал, обязательно поддержите нас на Patreon. Мы увидимся с вами совсем скоро!

Белая Смерть на твоём пути

Симо предпочитал работать в одиночку, так же, как привык охотиться, — тихо пробираясь по лесу и полагаясь на свои инстинкты. Главными в его деле были терпение и скрытность. Охотник должен быть хитёр и точен в своих действиях. Хяюхя брал с собой суточный запас еды и 50-60 патронов, находил хорошее место для лёжки и организовывал там позицию.

Первым делом он возводил вокруг себя снежный вал для маскировки. Винтовку он клал на утрамбованный край — это давало дополнительную опору, облегчая прицеливание, и предотвращало демаскирующий разлёт снега при выстреле. Когда в его поле зрения появлялись замёрзшие и усталые советские солдаты, Хяюхя брал в рот пригоршню снега, чтобы скрыть пар дыхания. И стрелял.

Рассказывали, что на армейских стрельбах он попадал в мишень 16 раз в минуту с расстояния 150 метров. И теперь лесные тропы были завалены телами советских солдат, павших жертвой невидимого снайпера. Вскоре на советских позициях не осталось никого живого — только трупы, закоченевшие в тех позах, в каких их настигла пуля. Иногда они замерзали прямо стоя, не успев упасть. На морозе даже лёгкая рана часто оказывалась смертельной, поскольку ослабевший организм тратил много ресурсов на борьбу с низкой температурой.

Хяюхя промахивался очень редко. За время его недолгого пребывания на фронте счёт убитых им врагов вырос до невероятных значений. Его жертвами стали сотни человек. Командование поначалу даже не верило таким цифрам. Например, в канун Рождества Хяюхя за один день убил 25 солдат противника.

Хотя многие финские и советские снайперы использовали современные винтовки с оптическими прицелами, Хяюхя полагался на старые добрые целик и мушку

Это не только не ограничивало его периферический обзор, но и — что более важно — позволяло держать голову низко и представлять собой менее заметную цель. Кроме того, линзы оптического прицела могли бликовать, выдавая позицию, — именно это погубило многих советских снайперов, отправленных на охоту за Симо, но встретивших смерть от егоустаревшей» винтовки

Симо Хяюхя

Хяюхя умело обращался не только с винтовкой, но и с 9-мм пистолетом-пулемётомСуоми». В зависимости от ситуации он также мог брать с собой гранаты и финский ножпуукко» в качестве оружия последнего шанса. Действуя в одиночку и зачастую за линией фронта, Хяюхя часто был вынужден не стрелять по удобным целям, чтобы не выдавать позицию раньше времени.

Советские войска начали усиливать противоснайперскую борьбу, особенно после того, как счёт побед Хяюхя вырос. По участкам, на которых заподозрили присутствие снайпера, вызывали артиллерийский огонь.

Есть история о том, как один командир приказал знаменитому советскому снайперу уничтожить Хяюхя. Стрелок убил несколько финских солдат и офицеров и стал ждать, когда Симо отреагирует на это и выдаст себя. Ждать пришлось долго. Когда солнце село, снайпер решил вернуться домой — тут-то Хяюхя и прострелил ему голову. По другой истории, советские солдаты изготовили большие металлические щиты, чтобы прикрываться от снайперского огня. Но финны оказались достаточно меткими, чтобы стрелять им по ногам.

Маленькие хитрости Симо

В качестве оружия Хяюхя использовал «Сако» М/28-30 шпиц — финский аналог винтовки Мосина. Он не использовал оптический прицел, так как тот оставлял блики, которые могли его выдать. Кроме того, стекла «плакали», и на морозе их покрывал иней. При применении оптики голова снайпера поднималась выше, что также делало его уязвимым. Он также пользовался пистолетом-пулеметом «Суоми» КР/31.

Еще один нюанс: свою позицию он располагал на небольшом расстоянии, примерно 450 метров от расположения противника, принимая во внимание тот факт, что так близко его искать не будут. К середине февраля командир части записал на его счет убитых снайперской винтовкой 217 красноармейцев

И 200 человек он, по одной из версий, убил из автомата. Почему боялись Симо Хяюхя? Потому, что боялись не только его, но и любого другого охотника на человека. Все хотят жить.

Награды

Маршал Маннергейм присвоил звание младшего лейтенанта капралу Симо Хяюхя 28 августа 1940.

Хяюхя получил Орден Креста Свободы 1-го и 2-го класса, обычно только офицеры награждались этим орденом 3-го и 4-го класса. В качестве особенного отличия Хяюхя получил 17 февраля 1940 подаренную шведом Евгением Йохансоном снайперскую винтовку Сако (фин. Sako). Он и ранее получал подобные подарки, например, карманные часы и шерстяные перчатки. Армия организовала широкое освещение в прессе вручения этой винтовки.

Вскоре после войны маршал Маннергейм присвоил капралу-снайперу сразу звание младшего лейтенанта. За финскую историю никто другой не получал такого повышения. Хяюхя был также в списке кавалеров Рыцарского Креста Маннергейма в 1941, но не получил его. За сражение в Колла он получил Крест Колла в серебряном исполнении под номером 4.

Смертоносные люди-птицы

Пока армия Советского Союза пыталась продвинуть свои тяжёлые военные машины по заметённым снегом дорогам, финские военные предпочли избрать скрытную, практически партизанскую тактику ведения боя, рассредоточившись небольшими группами по лесам. Финны осознавали, что лес и зима — их потенциальные союзники, и всеми силами пытались выжать максимум из этого преимущества. К тому же разрастанию истерии по поводу «кукушек» в рядах советских солдат активно содействовала не только финская разведка, методично насаждавшая в дезориентированные умы полумистический образ стреляющего без промаха защитника Финляндии (будто сама земля Суоми противостоит красным интервентам). Свою лепту в «мифологию кукушек», как ни странно, внесла и советская пропаганда, желавшая как-то оправдать умопомрачительную эффективность вражеских снайперов

Пугающий миф сделал своё дело: опасаясь нападения сверху, красноармейцы постоянно озирались по сторонам и искали врага там, где его и в помине не было, что сильно ослабляло внимание и делало солдат уязвимыми

Факты против вымыслов

Рассказы о финских «кукушках» слишком уж фантастичны, чтобы быть правдой. Взять хотя бы оценки численности личного состава неуловимых стрелков. Переходившие из уст в уста истории рассказывали о тысячах снайперов. Вот только в ту пору на вооружении финской армии стояло всего 200 снайперских винтовок. Так что в строгом смысле «белые призраки» были не профессиональными снайперами, а просто очень хорошими стрелкам. Что, впрочем, нисколько не умаляет их мастерства. До войны финские стрелки были либо охотниками, либо членами подразделений Шюцкора — полувоенных охранных структур. По своей сути, ополченцами. Вот их-то ряды были действительно многочисленными. По состоянию на 1939 год силы Шюцкора насчитывали свыше 111 тысяч человек, если не брать в расчёт 30 тысяч подростков из юношеских групп. Каждый из них с малых лет привык держать в руках оружие, с той лишь разницей, что охотничье ружьё пришлось сменить на боевую винтовку. Но всё же далеко не каждый хороший стрелок может называться снайпером. Также рассказывали, что «кукушки» «гнездились» на деревьях и переговаривались друг с другом птичьими голосами (отсюда и прозвище). Птичьи крики — это ещё полбеды. Вчерашние охотники вполне могли разработать систему шифровок и обмениваться кодированными сигналами. Хотя вряд ли для этого использовались крики кукушки, предпочитавшей зимовать в тёплых краях. А вот байки о засадах на деревьях — чистой воды вымысел. Сила снайпера не только в меткости. Снайпер должен быть незаметным. В случае же обнаружения ему следует как можно скорее сменить место дислокации и вновь затаиться. В этом плане ничего хуже дерева для засады и придумать нельзя. Деревья качаются на ветру, мешая прицелиться. Любое случайное движение или отдача от выстрела может заставить ветки колыхаться, выдав позицию. Быстро слезть с дерева и незаметно перебраться в другое место практически нереально. Не говоря уже о риске падения с высоты в случае ранения. И подавно бредовыми кажутся рассказы о том, что «кукушки» привязывали себя верёвками или цепями к стволам для страховки. Такое поведение больше подойдёт смертникам, а не снайперам. Этаким пассивным камикадзе. Красноречивее любых опровержений о несостоятельности мифа о «кукушках» говорит тот факт, что за весь период Зимней войны был задокументирован один только случай уничтожения такого снайпера. 3 января 1940 года бойцы 1-й роты 1-го батальона 4-го пограничного полка сбили стрелка, и вправду сидевшего на дереве.

«Белая смерть» бьет точно в цель

В начале кампании бойцы РККА имели мало опыта ведения войны против снайперов. Положение ухудшало отсутствие белой маскировочной формы. В своих серо-зеленых бушлатах красноармейцы были легкой мишенью для опытного снайпера. Такого, например, как Симо Хяюхя, прозванного за меткость и коварство «Белой смертью».

По приблизительным подсчетам, унтер-офицер Хяюхя уничтожил около 800 советских солдат. Финская пропаганда превратила его в национального героя. Однако русские знали, что снайпер всегда стрелял из хорошо замаскированного укрытия. Никакой реальной опасности для него почти не было.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
RiotClub
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector