Пантера немецкий танк

Двигатель и трансмиссия

На первых 250 танках устанавливался 12-цилиндровый V-образный карбюраторный двигатель «Майбах» (Maybach) HL210P30 объёмом 21 л. С мая 1943 года его сменил «Майбах» HL230P30. На новом моторе были увеличены диаметры поршней, рабочий объём двигателя возрос до 23 л. По сравнению с моделью HL210P30, где блок цилиндров был алюминиевым, эта деталь у HL230P30 изготавливалась из чугуна, из-за чего масса двигателя возросла на 350 кг HL230P30 развивал мощность 700 л. с. при 3000 об/мин. Максимальная скорость танка с новым двигателем не увеличилась, но запас тяги вырос, что позволило более уверенно преодолевать бездорожье.

Трансмиссия состояла из главного фрикциона, карданной передачи, коробки переключения передач (КПП) АК 7-200, механизма поворота, бортовых передач и дисковых тормозов. Коробка передач — трехвальная, с продольным расположением валов, семиступенчатая, пятиходовая, с постоянным зацеплением шестерён и простыми (безынерционными) конусными синхронизаторами для включения передач со 2-й по 7-ю.

КПП и механизм поворота выполнялись в виде единого агрегата, что уменьшало количество центровочных работ при сборке танка, но демонтаж габаритного узла в полевых условиях был трудоёмкой операцией.

Приводы управления танком — комбинированные, с гидросервоприводом следящего действия с механической обратной связью.

Описание конструкции Pz.VI

Танк Т-IV выполнен по классической схеме, с размещением силовой установки в задней части корпуса, а отделения управления – в передней.

Корпус танка – сварной, наклон бронелистов менее рационален, чем у Т-34, но зато он обеспечивает большее внутреннее пространство машины. Танк имел три отделения, разделенных переборками: отсек управления, боевое и силовое отделение.

В отделении управления располагалось место механика-водителя и стрелка-радиста. Также в нем была расположена трансмиссия, приборы и органы управления, рация и курсовой пулемет (не на всех моделях).

В боевом отделении, расположенном в центре танка, находились три члена экипажа: командир, наводчик и заряжающий. В башне были установлены пушка и пулемет, приборы наблюдения и прицеливания, а также боекомплект. Командирская башенка обеспечивала прекрасную обзорность для экипажа. Башня поворачивалась электрическим приводом. Наводчик располагал телескопическим прицелом.

В корме танка находилась силовая установка. На Т-IV устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный двигатель водяного охлаждения разных моделей, разработанный компанией «Майбах».

«Четверка» имела большое количество люков, что облегчало жизнь экипажу и техническому персоналу, но снижало защищенность машины.

Подвеска – рессорная, ходовая часть состояла из 8 обрезиненных опорных катков и 4 поддерживающих катков и ведущего колеса.

Модификация Пантера — II (нем. Panther 2)

Принимая на вооружение осенью 1943 года танк «Тигр II», министерство вооружений и боеприпасов выдало задание на разработку нового танка «Пантера II», с условием максимальной унификации по узлам этих двух машин. Разработка нового танка была поручена конструкторскому бюро фирмы «Хеншель и сыновья». Новая «Пантера» представляла собой как-бы облегчённый «Тигр II» с уменьшенной толщиной брони, оснащённый башней SchmallTurm. Основное вооружение — 88-мм танковая пушка KwK43/2 с длиной ствола 70 калибров. Главной проблемой стало отсутствие подходящего двигателя для потяжелевшей машины, были проработаны варианты установки двигателей MAN/Argus LD 220 мощностью 750 л. с., Maybach HL 234 мощностью 850 л. с. и других, однако работы завершены не были.

В конце 1944 года управлением вооружений был выдан заказ на изготовление двух «Пантер II», однако успели изготовить только один корпус, на который для испытаний была установлена башня от серийной «Пантеры» Ausf G. Но испытания проведены не были, и данный танк был захвачен американскими войсками. Корпус этого танка хранится в музее кавалерии и танковых войск Паттона — в Форт-Нокс.
Модификация Командирский танк Пантера (нем. Panzerbefehlswagen Panther (Sd.Kfz 267))

С лета 1943 года, на базе «Пантер» модификации D, началось производство командирских танков, отличавшихся от линейных машин установкой дополнительных радиостанций и уменьшенным боекомплектом. Производилось два варианта танков: SdKfz 267 с радиостанциями Fu 5 и Fu 7, для связи в звене «рота-батальон», и SdKfz 268, с радиостанциями Fu 5 и Fu 8, обеспечивающими связь на уровне «батальон-дивизия». Дополнительные радиостанции Fu 7 и Fu 8 размещались в корпусе, а штатная Fu 5 в правой части башни машины. Внешне танки отличались от линейных наличием двух дополнительных антенн, одной штыревой и второй с характерной «метёлкой» наверху. Дальность связи для Fu 7 достигала 12 км при работе телефоном и 16 км при работе телеграфом, Fu 8 могла работать на 80 км в режиме телеграфа.

Труды и заботы

У реставрации «Пантеры» было два основных этапа. Первый — в 1990-х, когда полвека находившуюся «на приколе» машину перебрали подетально и поставили на ход. В архиве музея хранятся снимки той реставрации — танк, разобранный, как детский конструктор. Уже тогда специалисты отнеслись к технике с должным пиететом: ничего не было выброшено, каждая деталь бережно приведена в идеальное состояние и возвращена на законное место.


Сохранившиеся «Пантеры». 1. AUSF.D. Сохранились в двух экземплярах: первый находится в г. Бреда, Нидерланды (танк-памятник); второй — в Panzermuseum Thun (Тун, Швейцария). В Туне хранится очень интересный экземпляр, вызывающий множество споров. Его корпус — от модификации D, а башня — от G. При этом некоторые элементы танка не соответствуют ни одной из модификаций. То ли это опытный образец, то ли танк был оригинально модернизирован уже в процессе войны.

Но время шло, и несколько лет назад в ходе преобразований музея было решено довести танк, который вроде как официально был на ходу, до ума. Сразу же обнаружились подводные камни. «Пантера» завелась, но в систему смазывания начала попадать вода, то есть возникли трещины в масляной магистрали или разошлись прокладки, но в любом случае стало понятно, что двигатель требует капитального ремонта.

В самом музее соответствующего оборудования не было — все-таки тут нужны станки и инструменты высокой точности, плюс как минимум испытательный стенд, и Maybach отправился на ЗИЛ, где его разобрали на части — так же, как десять лет назад сам танк. Износившиеся детали, не подлежащие реставрации, заменили, все вычистили, привели в отличное состояние и прогнали на испытательном стенде — немцы в 1944-м не сделали бы лучше. Параллельно с ремонтом двигателя в Кубинке шла реставрация танка — исправлялись ошибки, сделанные мастерами в 1990-х, добавлялись какие-то элементы, сломанные траки заменили на оригинальные, найденные поисковиками на местах боев и сохранившиеся практически в идеальном состоянии.


2. AUSF.A. Таких осталось 15. Франция: два экземпляра в Musée des blindés de Saumur (Сомюр), один в Overlord Museum (Кольвиль-сюр-Мер), два танка-памятника в Париже и один экземпляр на свалке технике в городе Мурмелон-ле-Гран. Германия: по одной машине в Deutsche Panzermuseum Munster (Мунстер) и Auto- und Technikmuseum Sinsheim (Зинсхайм)2. США: по одному экземпляру в US Army’s National Armor & Cavalry Museum (Форт Бенинг) и Military Vehicle Technology Foundation (Портола-Вэлли). Великобритания: три машины в частном собрании The Wheatcroft Collection3 и одна в частном собрании Rex & Rod Cadman Collection. Канада: Canadian War Museum (Оттава).

В мае 2013 года машина была закончена. Надо сказать, что изначально была идея сделать совершенный, «картиночный» музейный экспонат, как для учебника по эксплуатации танка. То есть навесить весь шанцевый инструмент (в запасниках достаточно оригинальных немецких лопат и кирок), запасные траки на специальные крючья, изготовить и разместить внутри масштабную копию снаряда и оформить танк в цветах и знаках культовой танковой дивизии СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер».

Но от этой идеи пришлось отказаться по удивительной причине — танк оказался настолько востребованным, что тянуть дальше с окончанием реставрации было просто нельзя. Он потребовался и на фестивале «Поле боя», и на других военных шоу — конечно, единственная в стране «Пантера», да еще и на ходу. А шанцевый инструмент навешивать не стали, потому что в таком случае танк пришлось бы поставить за ограждение на значительном расстоянии от посетителей музея. Мало ли кому саперная лопатка понадобится — не уследишь. Но и без дополнительной навески «Пантера» внушает уважение.


3. AUSF.G. Количество: 12. Великобритания: по одному экземпляру в Bovington Tank Museum (Бовингтон) и Defence College of Management and Technology (Шрайвенхэм). США: по два экземпляра в US Army’s National Armor & Cavalry Museum (Форт Бенинг) и Patton Museum of Cavalry and Armor (Форт Нокс). Нидерланды: Oorlogsmuseum Overloon. Россия: Центральный музей бронетанкового вооружения и техники (Кубинка, Россия). Франция: Musée des blindés de Saumur (Сомюр). Бельгия: танки памятники в Уффализе, Селле и Гранмениле.

Боевое применение таков «Пантера» Ausf.G.

Для компенсации потерь в танковых войсках, в середине лета сорок четвертого Германия приступила к формированию четырнадцати свежих танковых бригад. Из которых на советской-германский фронт удалось выделить всего семь, остальные семь направили на Запад, где также открылся фронт.

В составе бригад с порядковыми номерами с сотого по сто десятый, имелся батальон «Пантер», состоявший из 3 рот по 11 машин в каждой и еще трех в штабе батальона. Производство танков в Рейхе снижалась, а потери наоборот росли. В этих условиях в который раз командование сухопутных войск Германии пошло на сокращение штатной численности танков в батальонах.

Так в 1-м бат. 10-го тп. имелось три «Пантеры» в штабе и 17 боевых машин в двух ротах — 2-й и 4-й. 1-й батальон дивизии «Герман Геринг» располагал четырьмя «Пантерами» в штабе, по 14 машин имелось в каждой из 4-х рот. Аналогичным образом были организованы 1-й бат. 6-го, 11-го, 24-го и 130-го тп. То есть, по штату в батальоне имелось 50 «Пантер», а начиналось все под Курском с 96 «Пантер» в батальоне. Летом — осенью 1944 г. пиковое количество боеспособных танков «Пантера» составляло всего-на всего 522 штуки.

Первыми «Пантерами», вступившими в бой в Нормандии, стали I.Abteileng/SS-Panzer-Regiment 12 (66 танков, 65 боеспособных) и I.Abteileng/SS-Panzer-Regiment 6. Данные батальоны приняли бой уже 6 июля. На следующий день к ним присоединились 13 «Пантер» 12-го тп.

К 8 июля безвозвратные потери в «Пантерах» на Западе составили 112 танков. Зато в июле потери в «Пантерах» были минимальными — до 27 июля немцы лишились в Нормандии только 19 танков «Пантера». В июне — июле на Западный фронт прибыло еще четыре батальона «Пантер», в начале сентября на Западе действовало всего три батальона «Пантер»: 1-й 24-го тп. 2-й 33-го тп. и 1-й 15-го тп. 1-й бат. 24-го тп. и 1-й бат. 15-го тп. действовали на севере Франции, 2-й бат. 33-го пт. — на юге Франции.

Все остальные батальоны, действовавшие в Нормандии, потеряли все свою матчасть в боях и при переправе через Сену в ходе отступления.Батальоны «Пантер» задействовались в наступлении в Арденнах. 15.12.44 г., за день до начала наступления в Арденнах, немецкие войска на располагали 471 «Пантерой», из них боеспособными были 240 танков (53%).

После развала наступления на Западе, в феврале 1945 г. восемь танковых дивизий перенаправлены на Восточный фронт. В их составе имелся 271 танк. На Западном фонте осталось пять вооруженных «Пантерами» батальонов — Учебный, 2-й, 9-й, 11- й и 116-й тд. Прошедший переформирование 1-й бат. 130-го тп. получил 31 «Пантеру» и прибыл на Западный фонт в феврале 1945 года.

На 15 марта на Западном фронте наличествовало 117 танков «Пантера», из которых боеспособность сохраняло всего 49 машин. С марта по май на Запад было отправлено 63 новых танка «Пантера». 189 «Пантер» имелось в учебных и резервных частях, которые по мере приближения фронта с Запада вступали в бой.

12.02.45 г. генерал-инспектор танковых войск велел 1-й роте 101-го тб. тб. Fuehrer приступить к армейским испытаниям ПНВ FG- 1250. Десять «Пантер» роты командировали в Альтенграбов для установки соответствующего оборудования. Рота также получила три БТР Sd.Kfz 251/20, оборудованных ИК осветителями BG-1251.

26 марта командир роты майор Вёльверт доложил о первом ночном бое ночных «Пантер». Бой прошел успешно. Получив обнадеживающие результаты, командование оснастило ИК аппаратурой «Пантеры» следующих частей:

  • I./Pz.Rgt 6 (3-я панцердивизия) — 10 танков, 1 марта.
  • Ausbildungs-Lehragand Fallingboster- 4 танка, 16 марта. 
  • I./Pz.Rgt 130 (25-я панцергренадерская дивизия) — 10 танков, 23 марта.
  • 4-я рота 11-го тп. — 10 танков, 8 апреля.

За исключением 4-х танков «Пантер», отосланных в Фаллингбостель, все оставшиеся «Пантеры» с приборами ночного видения участвовали в операциях Восточного фронта.

SocButtons v1.5

Прототипы фирм MAN и Даймлер-Бенц

Весной 1942 года оба подрядчика представили свои прототипы. Опытная машина фирмы «Даймлер-Бенц» даже внешне сильно напоминала Т-34 — немецкие инженеры полностью заимствовали компоновку с задним расположением моторно-трансмиссионного отделения. В своём стремлении добиться сходства с «тридцатьчетвёркой» они предложили даже оснастить танк дизельным двигателем, хотя острая нехватка дизельного топлива в Германии (оно в подавляющем большинстве шло на нужды подводного флота) делало этот вариант бесперспективным. Адольф Гитлер проявлял большой интерес и склонность к этому варианту, фирма «Даймлер-Бенц» даже получила заказ на 200 машин. Однако в итоге заказ был аннулирован, а предпочтение было отдано конкурирующему проекту фирмы MAN. Комиссия отметила ряд преимуществ проекта MAN, в частности более удачную подвеску, бензиновый двигатель, лучшую манёвренность, меньший вылет орудийного ствола. Также высказывались соображения, что схожесть нового танка с Т-34 приведёт к путанице боевых машин на поле боя и потерям от своего же огня.

Прототип фирмы MAN был выдержан целиком в духе немецкой танкостроительной школы: переднее расположение трансмиссионного отделения и заднее — моторного, индивидуальная торсионная «шахматная» подвеска конструкции инженера Г. Книпкампа. В качестве основного вооружения на танк устанавливалась указанная фюрером 75-мм длинноствольная пушка производства фирмы «Рейнметалл» (Rheinmetall). Выбор относительно небольшого калибра определялся желанием получить высокую скорострельность и большой возимый боезапас внутри танка. Интересно, что в проектах обеих фирм немецкие инженеры сразу же отказались от подвески типа Кристи, использовавшейся в Т-34, сочтя её конструкцию негодной и устаревшей. Над созданием «Пантеры» работала большая группа сотрудников фирмы MAN под руководством главного инженера танкового отдела фирмы П. Вибикке. Также значительный вклад в создание танка внёс инженер Г. Книпкамп (ходовая часть) и конструкторы фирмы «Рейнметалл» (пушка).

После выбора прототипа началась подготовка к быстрейшему запуску танка в серийное производство, которое началось в первой половине 1943 года.

Командирский танк.

Panzerbefehlswalen Panther (Sd.Kfz.267/268) (представлял собой обычный танк «Пантера», незначительно доработанный путем установки дополнительного радиооборудования и аксессуаров к нему. Из-за установки дополнительного электрогенератора GG400 боекомплект к пушке у командирского танка уменьшен до 64 снарядов. Спаренный с пушкой пулемет не установлен, отверстие под него в маске пушки закрыто заглушкой.

На командирском танке «Пантера» Ausf.G Sd.Kfz.267 ставилась радиостанция FuG-8 (80Вт передатчик и приемник средне волнового диапазона, 0,83 — 3 МГц) и FuG -5 (10 Вт передатчик с УКВ приемником диапазона 27,2 — 33,4 МГц). Командирский танк «Пантера» Ausf.G Sd.Kfz.267 внешне отличается антенным вводом Antennenfuss №1 диаметром 104 мм смонтированном на изоляторе, защищенным цилиндрическим бронеограждением. Антенный ввод смонтирован на крыше моторного отделения. На этом антенном вводе ставилась антенна Sternantenne D радиостанции FuG-8. Антенна Stabnantenne высотой 2 м радиостанции FuG-5 монтировалась в правом заднем углу крыши башни. Шесты для надставления антенны Sternantenne размещались на левом борту корпуса ниже цилиндрического контейнера с банником.

Командирская «Пантера» Ausf.G Sd.Kfz.268 оборудовалась радиостанцией FuG-7 (20Вт передатчик и УКВ приемник диапазона 42,1- 47,8 МГц) и радиостанция FuG -5. Танк Sd.Kfz.268 идентифицируется по антенне Stabnantenne высотой 1,4 м радиостанции FuG-7, смонтированной в левой части крыши моторного отделения и 2 метровой антенны. Stabnantenne радиостанции FuG-5, установленной в правом заднем углу крыши башни.

16 августа 1943 г. Wa Pruf поручило фирме Крупп производство «облагороженных», «entzwickelte» корпусов, начиная с корпуса № 2801. Решение о начале производства корпусов нового типа планировалось принять в конце августа. Пока не появилось обозначение Ausf.G, танки с такими корпусами были известны как «Пантеры» с корпусами «entzwickelte».  В отличие от перехода от выпуска танков модификации Ausf.D к танкам модели Ausf.A, занявшего совсем немного времени, переход от выпуска танков Ausf.A, к танкам Ausf.G, привел к приостановке сдачи готовых изделий на два месяца всеми тремя производителями танков «Пантера» фирмами MAN, MKN и Даймлер-Бенц. Первой перешла на выпуск «Пантер» Ausf.G 3 апреля 1944 г. фирма MAN, рапортовавшая об испытаниях танка с корпусом «entzwickelte», собранном в марте. Испытания серьезных проблем у новой модификации танка не выявили.

Так называемая «Panther Programm», принятая 26 октября 1944 г. предусматривала серийное производство танков модификации Ausf.G вплоть до перестройки производства на изготовления танков модели Ausf.F. с узкой башней (Schmalturm). Программой предусматривалась до мая 1945 г. дополнительно к «Пантерам» Ausf.F постройка 2650 «Пантер» Ausf.G со старыми башнями (930 фирмой MAN, 830 фирмой Даймлер-Бенц и 890 фирма MKN). Из-за бомбардировок заводов авиацией союзников и проблем с новой системой управления огнем все три фирмы продолжали серийное производство танков модификации Ausf.G до окончания войны. Всего фирма MAN с 03.44 г. 04. 45 г. изготовила 1143 танка «Пантера» Ausf.G, фирма Даймлер-Бенц сдала с 05.44 г. по 04.45 г. 1004 танка «Пантера» Ausf.G, фирма MKN с 07.44 г. по 03.45 г. примерно 806 «Пантер» Ausf.G.

Все родное

Как уже упоминалось, в мире сохранилось 29 «Пантер», из них 12 — модификации G. Именно такая машина хранится и в Кубинке. Больше всего танков во Франции — аж семь штук, по шесть сохранилось в США и Великобритании.

Оружие
Тест-драйв ядерного тягача МАЗ-7917

Проблема в том, что история данной конкретной «Пантеры» неизвестна, и отследить ее практически невозможно. Специалисты из Кубинки ведут изыскания, но пока понятны лишь само собой разумеющиеся факты: это одна из 300 трофейных машин, доставшихся СССР, и изготовлена она не ранее марта 1944 года (в том месяце модификация G пошла в серию) и не в 1945-м (потому что на поздних машинах G была изменена форма маски орудия).


Ходовая часть «Пантеры» конструкции Генриха Эрнста Книпкампа благодаря шахматному порядку опорных катков позволяла танку двигаться очень плавно и равномерно распределять нагрузку на грунт. С другой стороны, сложность конструкции вызывала множественные проблемы при ремонте.

В принципе, можно было бы определить принадлежность машины по ее камуфляжу: у немцев было великое множество камуфляжей, вплоть до того, что вопрос о покраске решал командир подразделения, единого стандарта на это не существовало. Но все трофейные машины безжалостно перекрашивали в зеленый цвет — поэтому изначального камуфляжа не сохранилось. Сегодня «Пантера» покрашена в цвета 5-й танковой дивизии СС «Викинг» (точнее, в одну из разновидностей камуфляжа этой дивизии), но это скорее фантазия реставраторов, чем исторически достоверная реконструкция.

Вот тут-то и кроется уникальность. Собственно, кроме окраски, все в танке — родное. Вообще все, на 99% (заменили разве что истертые поршневые кольца и еще некоторые «расходные» детали). Родная коробка передач, двигатель Maybach HL 230P45, органы управления, магнето, приборы — даже ключ зажигания оригинальный, даже кожа на сиденьях и родное циммеритовое покрытие (обмазка брони). Большинство зарубежных экземпляров отреставрировано более современно — заменены силовые агрегаты, траки, элементы внутреннего пространства. «Пантера» же из Кубинки позволяет точно представить себе, как выглядел танк тогда.


Музейный инвентарный номер рядом с вермахтовским крестом наглядно демонстрирует, что танк — трофейный.

Вообще, если бы не обязательная для музейного экспоната демилитаризация, танк мог бы воевать хоть завтра. Он не просто на ходу — он готов к активным действиям. Работают двигатель и система охлаждения, ничего не подтекает. Конечно, есть определенная усталость металла — все-таки «Пантере» уже без малого 70 лет. Но хорошие условия хранения и очень качественная реставрация сделали свое дело — танк как будто только что с конвейера.

Личный опыт

Когда «ползаешь» по танку, забираешься внутрь, дотрагиваешься до органов управления, ощущения совсем другие, нежели когда просто рассматриваешь старые фотографии. Внутри он очень прост — вопреки распространенным легендам о кондиционерах и невероятном комфорте, предлагавшихся немецким танкистам. Аскетичная, очень плотно скомпонованная, довольно неудобная внутри боевая машина. Единственная уступка — набитые конским волосом и отделанные натуральной кожей мягкие сиденья (к слову, «тридцатьчетверки» иногда выходили с заводов вообще без сидений, танкисты подкладывали под себя свернутые ватники).

Но в остальном — машина для боя, а не для отдыха. Поражает качество сборки. Оно немецкое — именно в том смысле, какой мы вкладываем в это слово сегодня, то есть идеальное: фаски сглажены, уголки ровненькие, точность монтажа потрясающая. При этом прогрев термосифонного подогревателя для запуска двигателя зимой осуществлялся с помощью паяльной лампы, что в рамках общей сложности и технологичности конструкции смотрится довольно дико. Впрочем, на еще более совершенных «Тиграх» было так же.


Редактор «Популярной механики» воображает себя танкистом. Без формы получается не очень хорошо.

Снаружи танк интересен огромным количеством каких-то крепежей, деталей, назначение большинства которых с первого взгляда совершенно неясно. Ну хорошо, вот тут явно крепилась лопата, тут — запасной трак для гусеницы, а это что? Штука в том, что, когда танк поступал в распоряжение экипажа, танкисты практически всегда модернизировали его по собственному усмотрению. Снаружи приваривались крепежи, например, для касок, различного инструмента, не входящего в изначальный боекомплект, даже порой ящики для шинелей или личных вещей, «багажники». Поэтому, если поставить рядом пять «Пантер», вряд ли найдутся хотя бы две одинаковые.


Камуфляж «Пантеры» выдаёт в ней один из танков 5-й танковой дивизии СС «Викинг», но это фантазия реставраторов: в советское время все трофейные танки были перекрашены в зелёный цвет.

Когда забираешься в танк впервые, первые пять минут боишься наступить на какой-нибудь элемент, опасаешься дотронуться до чего-либо внутри: это же музейный экспонат, ему 70 лет, с ним нужно крайне осторожно… Лишь потом приходит осознание: это же танк. Он же выдерживает попадание снаряда

Какой вред могут причинить ему твои кроссовки? Вот тогда, когда осознаешь, что это мощная боевая машина, а не экспонат за стеклом, начинаешь относиться к машине совсем иначе. Как танкист.

Потом танк поехал. Рычание, рев, дым — 45 т непробиваемой мощи. Ощущение, в принципе, такое же, как и от современных танков. Изменились броня, вооружение, силовые установки, но психологический эффект остался тем же, что и 70 лет назад. При этом «Пантера» находится за гранью понятия «музейный экспонат». Она не предназначена для того, чтобы стоять за стеклом, — она должна двигаться. Собственно, что она и делает благодаря различным военным фестивалям и праздникам. Другое дело, что чрезмерным нагрузкам танк не подвергают — мы тоже ездили исключительно по ровным поверхностям, зачем зря рисковать. Но мы-то знаем, что «Пантера» может всё.

В Кубинке еще достаточно уникальных танков, которые очень хочется поставить на ход, превратить из стационарных экспонатов в живые машины. Техника должна работать — в данном случае, конечно, на мирном поприще. «Пантера» — один из многих танков в реставрационном ряду, и потому хранителям музея — удачи!

Благодарим за помощь в подготовке материала Центральный музей бронетанкового вооружения и техники МО РФ и нашего консультанта Андрея Черняева

Статья «Прокатиться на «Пантере»» опубликована в журнале «Популярная механика»
(№1, Январь 2014).

Боевое применение

Первыми частями, получившими новые танки, стали 51-й и 52-й танковые батальоны. В мае 1943 года они получили по 96 «Пантер» и другую положенную по штату технику, месяцем позже оба батальона вошли в состав 39-го танкового полка. Всего в полку насчитывалось 200 машин — по 96 в каждом батальоне и ещё 8 танков штаба полка. Командиром 39-го танкового полка был назначен майор Лаухерт. Перед началом операции «Цитадель» была сформирована 10-я танковая бригада, куда вошли 39-й танковый полк и танковый полк панцергренадерской дивизии «Великая Германия». Командиром бригады был назначен полковник Деккер. Бригада была оперативно подчинена дивизии «Великая Германия».

5 июля 1943 года немецкие части перешли в наступление на широком фронте под Курском. 39-й танковый полк атаковал позиции советских войск в районе села Черкасское и, несмотря на упорное сопротивление частей 67-й и 71-й стрелковых дивизий, а также контратаку 245-го отдельного танкового полка, к вечеру занял село. При этом за первый день боев потери составили 18 «Пантер». 6 июля танки 10-й танковой бригады вместе с частями дивизии «Великая Германия» атаковали в направлении Луханино, но были остановлены частями 3-го механизированного корпуса, потери составили 37 «Пантер». На следующий день наступление продолжилось и, несмотря на отчаянное сопротивление советских войск, части 10-й танковой бригады заняли село Гремучее, весь день отбивая атаки советских танков и пехоты. К исходу дня в строю осталось всего 20 боеспособных танков.

В последующие дни боев ударная мощь 39-го полка значительно снизилась; на вечер 11 июля боеспособными были 39 танков, 31 машина была потеряна безвозвратно и 131 танк требовал ремонта. 12 июля 39-й полк был выведен из боя для приведения в порядок материальной части. Новая атака 10-й бригады состоялась 14 июля, часть вновь понесла потери и к вечеру имела боеспособными 1 PzKpfw III, 23 PzKpfw IV и 20 «Пантер». Несмотря на хорошую работу ремонтных служб (в день возвращалось в строй до 25 машин), потери 39-го полка были значительные и к 18 июля 51-й батальон имел в строю 31 танк и 32 требовали ремонта, в 52-м батальоне было 28 боеспособных машин и 40 «Пантер» нуждалось в ремонте. На следующий день 51-й танковый батальон передал оставшиеся танки 52-му и отбыл под Брянск за новыми танками, имея на счету (по немецким данным) 150 подбитых и уничтоженных советских танков, безвозвратно потеряв в боевых действиях 32 «Пантеры». В дальнейшем батальон был включён в состав танкового полка дивизии «Великая Германия».

52-й батальон в течении 19—21 июля был переправлен под Брянск, продолжил воевать уже в составе 52-го армейского корпуса, а потом был включён в состав 19-й танковой дивизии. В последующих боях батальон понёс большие потери и последние «Пантеры» потерял в боях за Харьков.

Первый опыт боевого применения танков «Пантера» выявил как достоинства, так и недостатки танка. В числе достоинств нового танка немецкие танкисты отмечали надёжную защиту лба корпуса (на тот момент бывшую неуязвимой для всех танковых и противотанковых советских орудий), мощную пушку, позволявшую поражать все советские танки и САУ в лоб, и хорошие прицельные приспособления. Однако защита остальных проекций танка была уязвима к огню 76-мм и 45-мм танковых и противотанковых орудий на основных дистанция боя, также было зафиксировано несколько случаев пробития лобовой проекции башни 45-мм подкалиберными и 76-мм калиберными бронебойными снарядами. Ниже приведена таблица повреждений танков «Пантера» осмотренных комиссией НИ БТ с 20-го по 28-е июля 1943 года на участке прорыва советского фронта немецкими войсками вдоль шоссе Белгород — Обоянь.

Производство

Серийный выпуск Pz Kpfw V «Пантера» продолжался с января 1943 года по апрель 1945 года включительно. Помимо фирмы-разработчика MAN «Пантеру» выпускали такие известные немецкие концерны и предприятия, как «Даймлер-Бенц», «Хеншель», «Демаг» и др. Всего в производстве «Пантеры» задействовалось 136 смежников, распределение поставщиков по узлам и агрегатам танка было следующим:

  • Бронекорпуса — 6
  • Двигатели — 2
  • Коробки перемены передач — 3
  • Гусеницы — 4
  • Башни — 5
  • Вооружение — 1
  • Оптика — 1
  • Стальное литьё — 14
  • Поковки — 15
  • Крепёж, прочие узлы и агрегаты — остальные предприятия.

Кооперация в производстве «Пантеры» была очень сложной и развитой. Поставки важнейших узлов и агрегатов танка дублировались, чтобы избежать перебоев в снабжении при различного рода нештатных ситуациях. Это оказалось очень полезным, поскольку местоположение участвующих в процессе производства «Пантеры» предприятий было известно командованию военно-воздушных сил союзников и практически все они испытали на себе довольно успешные бомбовые удары противника. В результате руководство Министерства вооружений и боеприпасов Третьего рейха было вынуждено эвакуировать часть производственного оборудования в небольшие города, менее привлекательные для массированных бомбовых ударов союзников. Также выпуск узлов и агрегатов «Пантеры» был организован в различного рода подземных укрытиях, ряд заказов был передан мелким предприятиям. Поэтому изначального плана по выпуску 600 «Пантер» в месяц ни разу достичь не удалось, максимум серийного выпуска пришёлся на июль 1944 года — тогда заказчику было сдано 400 машин. Всего было выпущено 5976 «Пантер», из них в 1943 году — 1768, в 1944 — 3749, в 1945—459. Таким образом, Pz Kpfw V стал вторым по численности танком Третьего рейха, уступив по объёмам выпуска лишь Pz Kpfw IV.

Проекты ЗСУ на базе «Пантеры»

С осени 1942 года началась проработка проектов зенитных самоходных установок (ЗСУ) на базе нового танка; первым из них стала зенитная самоходная установка на шасси «Пантеры», вооружённая 88-мм зенитной пушкой Flak 18 (позднее и Flak 40). Однако проект был отклонён в пользу ЗСУ, вооружённых скорострельными мелкокалиберными автоматическими пушками. 7 декабря 1942 года Альберт Шпеер отдал приказ о создании ЗСУ на базе «Пантеры», вооружённых 37-мм и 50—55-мм автоматическими пушками. Проектированием занимались фирмы «Крупп» и «Рейнметалл», в январе — феврале 1944 года был разработан проект башни, вооружённой двумя 37-мм автоматическими пушками Flak 44. Новая ЗСУ должна была называться Flakpanzer «Coelian» (Зенитный танк «Кёлиан», лат. «Небесный»). Деревянный макет башни был установлен на отремонтированнное шасси танка «Пантера» модификации D2 осенью 1944 года, однако организовать серийное производство столь сложной машины в 1945 году не удалось. Также были прекращены работы и по проекту ЗСУ «SuperCoelian», вооружённой 55-мм зенитными автоматами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
RiotClub
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: