Варяг — бронепалубный крейсер Российского Императорского флота

картины с крейсером «Варяг»

битва крейсера «Варяг»

 

Всюду была кровь и кровь, обгорелые руки и ноги, разорванные тела и обнаженное мясо. Раненые отказывались покидать свои места, в лазарет попали лишь те, кто уже не мог стоять на ногах. Верхняя палуба была пробита в нескольких местах, все вентиляторы и решетки крейсера превратились в решето. Когда очередным взрывом сорвало кормовой флаг, боцман поднял новый, рискуя жизнью. В 12:15 Руднев принял решение ввести в бой орудие левого борта. Когда корабль начал разворачиваться в него одновременно попало два крупных снаряда. Первый попал в помещение, где находились все рулевые приводы, осколки второго влетели в боевую рубку, три человека стоявшие рядом с Рудневым были убиты на месте. Сам командир крейсера «Варяг» получил ранение в голову, но, несмотря на контузию, остался на посту и продолжал руководить боем. Когда расстояние между противниками сократились до 5 км, в бой вступила канонерская лодка «Кореец».

Любопытно, что ни один японский снаряд не попал в нее. Накануне командир приказал укоротить мачты, что помешало японцам точно определить расстояние и корректировать стрельбу.

В 12:25 «Варяг» открыл огонь с левого борта. Прямым попаданием был уничтожен кормовой мостик «Osama», после чего на флагмане возник сильный пожар. К этому моменту второй японский крейсер «Takatiha», получив серьезные повреждения, вынужден был выйти из боя. Один из миноносцев затонул. В 12:30 два снаряда пробили борт крейсера «Варяг» под водой. Крейсер стал крениться на левый борт. Пока команда задраивала пробоины, Руднев принял решение вернуться в порт Чемульпо. На рейде он планировал исправить повреждения и потушит пожары, чтобы потом снова вернуться в бой.

В 12:45 с приближением к рейду общий огонь прекратился. За время сражения «Варяг» успел выпустить по противнику 1105 снарядов. В 13:15 израненный и дымящейся «Варяг» отдал якорь на рейде. По свидетельствам очевидцев вся палуба его была залита кровью. В обгоревших помещениях крейсера лежало 130 раненых матросов. 22 человека погибли во время боя. Из 12 шестидюймовых орудий в рабочем состоянии осталось два. Дальнейшее сопротивление было не возможным. И тогда военный совет крейсера принял решение, чтобы корабли не достались японцам затопить, а команду по договоренности разместить на иностранных судах. Получив обращение Руднева, командиры европейских кораблей немедленно прислали шлюпки с санитарами. Во время эвакуации несколько моряков скончались. Больше всех — 352 человека — принял французский крейсер «Pascal», англичане забрали 235 человек, итальянцы — 178. В 15:30 на «Варяге» открыли кингстоны и клапаны затопления, «Кореец» был взорван.

9 февраля 1904 года в 18:10 легкий бронепалубный крейсер «Варяг» лег на левый борт и скрылся под водой.

Ни один офицеров и матросов после боя не попал в плен. Уважая мужество, проявленное в том бою адмирал Урио, согласился пропустить их через зону боевых действий для возвращения на родину.

Через два месяца пароход с моряками «Варяга» и «Корейца» прибыл в Одессу. Героев Чемульпо встретили громом оркестров, многотысячными манифестациями. Моряков засыпали цветами и небывалым взрывом патриотических чувств. Всем участникам боя были вручены Георгиевские кресты. От императора каждый матрос получил именные часы. Тогда появились первые песни посвященные крейсеру «Варяг» и канонерской лодке «Кореец».
 

Военные почести в России

См. также: Встреча героев Чемульпо в Одессе

Члены экипажа крейсера «Варяг» с подарками на Знаменской площади. Санкт-Петербург. 1904 г.

После сражения 24 раненых русских моряка находились на лечении в Чемульпо, двое из них умерли. Ещё 11 раненых были приняты на лечение иностранными кораблями.

Затем экипажи русских кораблей были приняты на иностранные суда, о чём была достигнута предварительная договорённость перед затоплением «Варяга», и, дав обязательство не принимать участия в последующих боевых действиях, через нейтральные порты вернулись в Россию. В Одессу на пароходе «Малайя» 19 марта 1904 года прибыла первая группа матросов и офицеров, в количестве около 300 человек, а третья, и последняя, группа — 6 апреля. Всего в Одессу было доставлено 30 офицеров и 600 матросов с крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец», а также 55 матросов с «Севастополя» и 30 казаков Забайкальской казачьей дивизии, охранявших русскую миссию в Сеуле. Из Одессы они проследовали на русских транспортных судах в Севастополь, а оттуда по линии Московско-Курской железной дороги в Петербург, через Симферополь, Москву и другие города. По всему маршруту морякам оказывался торжественный и трогательный приём.

16 апреля 1904 года они прибыли в Петербург и, выстроившись колоннами, промаршировали от Николаевского вокзала до площади Зимнего дворца. Здесь моряков-героев приветствовал император Николай II. Все они были приглашены на торжественный обед во дворец, где по этому случаю были приготовлены специальные обеденные приборы, которые после торжества были отданы морякам. В соборе Зимнего дворца был отслужен благодарственный молебен, в котором участвовал полный хор Придворной певческой капеллы (в обычное время разделённый на части между церквами нескольких императорских дворцов) Всем матросам «Варяга» в подарок от Николая II были вручены именные часы.

На тебе, боже, что нам негоже…

Радость командования Тихоокеанской эскадры в начале 1902 года трудно было передать — наконец-то к ним прибыл первый корабль, построенный по новым судостроительным программам. Да ещё какой! Быстрый, мощный — ну просто конфетка, а не крейсер. Правда, когда во время первой попытки провести испытания полным ходом в котлах опять разорвало несколько трубок, радость от новой игрушки слегка поутихла.

Следующую попытку выяснить, сколько же узлов может выжать новый крейсер, вице-адмирал Николай Скрыдлов предпринял в октябре — примерно с тем же результатом. Крейсер успел разогнаться до 20 узлов, затем в машине начали перегреваться подшипники, а в котлах лопнула очередная трубка.

Мысленно помянув умников из Петербурга, прикупивших крейсер без гарантийного сервиса, командующий эскадрой назначил специальную комиссию, чтобы выяснить, что происходит с чудом американской техники. Опытным путём выяснилось, чтоВаряг» лучше не разгонять больше 16 узлов, иначе в машине начинает громко стучать. В итоге уже после первого года службы крейсер поставили на ремонт. Учитывая, что на тот момент Порт-Артур был военно-морской базой сравнительно недолго, возможности судоремонта там были весьма ограничены. Починка длилась несколько месяцев, но при попытке провести послеремонтные испытания подшипники машины снова начали греться, а котлах лопнуло несколько трубок.

КрейсерВаряг» в порт-артурском сухом доке(фото: Военно-морской флот России)

В новом расследовании принял участии находившийся в Порт-Артуре инженер Невского завода И. Гиппиус. Можно только предполагать, какие особые морские термины произносил в процессе обследования этот питерский интеллигент. В итоге он всё же нашел в себе силы облечь выводы в цензурную форму. В общем виде это звучало примерно какразвалюха, сэр!». А подробнее указывалось, что для нормальной работы машины требовалось давление пара не ниже 15 атмосфер, но во избежание разрыва трубок в котлах(что неоднократно происходило на практике) его старались не поднимать выше 14. По поводу же возможного ремонта Гиппиус заметил:Вообще выправить судовыми средствами машину, выпущенную первоначально неисправной с завода, бесспорно, задача крайне сложная, если не невозможная».

Приговор гласил: 20 узлов кратковременно и 16 подольше. С такими данными на роль разведчика при эскадреВаряг» явно не годился.

Вместе с броненосцемПолтава» в Порт-Артуре, 1902-1903(фото: Военно-морской флот России)

Затевать второй раунд ремонта местными силами порт-артурское начальство не решилось, да и особого смысла в этом уже не было. Нормальную капиталку движка ему могли бы устроить в Петербурге, но туда следовало сначала доплыть.

По этому поводу вице-адмирал Скрыдлов писал сменившему его на посту командира эскадры адмиралу Старку:Дальний переход в условиях зимнего штормового сезона для „Варяга“ невозможен. Если вы, Оскар Викторович, не желаете окончательно погубить его, не отсылайте крейсер в Кронштадт ранее следующей весны, а на время учебного сезона поставьте в Японию дипломатическим флагманом. Пусть экипаж чувствует себя полезным Отечеству, а не надрывается в постоянных ремонтах на рейде и у стенки после каждого выхода в море».

Как известно, новый командир Тихоокеанской эскадры этому совету внял.

«Варяг» на Дальнем Востоке

Осенью 1901 года крейсер отправился в дальнее плавание по маршруту Петербург – Шербур – Кадис – Алжир – Палермо – Крит – Суэцкий канал – Аден – Персидский залив – Карачи – Коломбо – Сингапур – Нагасаки – Порт-Артур. На переходе стали сказываться технические несовершенства конструкции крейсера. Котлы, вокруг установки которых было столько споров, позволяли кораблю идти с малой скоростью. Лишь короткое время «Варяг» мог идти 20-узловым ходом (последующие попытки, уже на Дальнем Востоке, исправить положение привели к дальнейшему снижению скорости. На момент боя в Чемульпо, корабль не мог двигаться быстрее 16 узлов).

Совершив значительное количество заходов в иностранные порты, обогнув Европу и Азию, 25 февраля 1902 года «Варяг» прибыл на рейд Порт-Артура. Здесь крейсер был осмотрен начальником Эскадры Тихого океана вице-адмиралом Н.И. Скрыдловым и командующим морскими силами Тихого океана адмиралом Е.И. Алексеевым. Корабль вошел в состав эскадры Тихого океана и приступил к напряженной боевой учебе.

За один лишь первый год службы на Тихом океане крейсер прошел почти 8000 морских миль, проведя около 30 учебных артиллерийских стрельб, 48 торпедных стрельб, а также множество учений по постановке мин и сетевых заграждений.

Однако все это было не «благодаря», а «вопреки». Комиссия, оценившая техническое состояние корабля, поставила ему тяжелый диагноз: «Крейсер не сможет выходить на скорость выше 20 узлов без риска получить тяжелые повреждения котлов и машин».

Вице-адмирал Н.И. Скрыдлов так охарактеризовал техническое состояние корабля и усилия его экипажа: «Стоическое поведение экипажа похвально. Но молодёжи не пришлось бы мобилизовывать все силы для преодоления простой учебной программы, если бы проклятая судьба в лице одного американца не поставила их в такие условия своей некомпетентностью в вопросах инженерного дела».

Крейсер «Варяг» и эскадренный броненосец «Полтава» в Западном бассейне Порт-Артура. 21 ноября 1902 г. Фото А. Динесса. Фото: http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/[email protected] по лицензии Creative Commons Attribution

Капитан В.Ф. Руднев. Фото: Портал «Старый Владивосток»

Под руководством талантливого командира крейсер продолжил участие в деятельности флота. При проведении артиллерийских стрельб В.Ф. Руднев обнаружил, что почти четверть снарядов крупного калибра не взрывается. Он доложил об этом командованию, и добился полной замены боезапаса. Но результаты стрельб остались прежними.

Крейсер продолжал исправно нести службу в составе Эскадры Тихого океана. Частые аварии машин «Варяга», а также его низкая скорость заставили направить крейсер в корейский порт Чемульпо в качестве стационера. Чтобы лишний раз не нагружать машины крейсера, в качестве курьера ему была придана канонерская лодка «Кореец».

Канонерская лодка «Кореец». Фото: Портал «Старый Владивосток»

Кроме «Варяга» в Чемульпо стояли корабли и других стран: Англии, США, Франции, Италии и Японии. Последняя, практически не таясь, вела подготовку к войне. Ее корабли были перекрашены в маскировочный белый цвет, а береговые гарнизоны значительно усилены. Порт Чемульпо был наводнен множеством плавательных средств, приготовленных для десантирования, а по улицам города ходили тысячи японцев, маскирующихся под местное население. Капитан 1 ранга В.Ф. Руднев докладывал о приближении начала боевых действий, но в ответ получал заверения, что все это лишь демонстрация японцами своей силы. Понимая, что война неизбежна, он проводил с экипажем напряженные тренировки. Когда японский крейсер «Чиода» покинул порт Чемульпо, капитану 1 ранга В.Ф. Рудневу стало очевидно, что начало боевых действий является вопросом считанных дней, если не часов.

Служба

Служба крейсеров типа «Богатырь»

Название корабля при постройке Заложен (официально) Спуск на воду Ввод в строй Переименован/Дата Судьба
«Богатырь» 9 декабря 1899 года 17 января 1901 года 7 августа 1902 года Продан на слом 1 июля 1922 года
«Витязь» 21 октября 1900 года Сгорел на стапеле при постройке 1 июня 1901 года. Разобран на металл.
«Очаков» 27 февраля 1901 года 21 сентября 1902 года 10 июня 1909 года «Кагул» / 25 марта 1907 года «Очаков» / 31 марта 1917 года «Генерал Корнилов» / сентябрь 1919 года 29 декабря 1920 года интернирован Французскими властями. В 1933 году разобран на металл.
«Кагул» 23 августа 1901 года 20 мая 1902 года 1905 год «Память Меркурия» / 25 марта 1907 года «Коминтерн» / 31 декабря 1922 года Разоружен и затоплен для создания волнолома 10 октября 1942 года
«Олег» 6 июля 1902 года 14 августа 1903 года 12 октября 1904 года Потоплен британским торпедным катером CMB 4 в Финском заливе 17 июня 1919 года. В 1938 году поднят и разделан на металл

Дальнейшая судьба крейсера


Японский крейсер «Сойя» между 1910 и 1915 годами

«Варяг» был поднят японцами 8 августа 1905 года. 22 августа 1905 года был включён в состав Императорского флота Японии. Отремонтирован и введён в строй 7 июля 1907 года в качестве крейсера 2-го класса под названием «Соя» (яп. 宗谷 по японскому названию пролива Лаперуза). Более семи лет использовался японцами для учебных целей. Отдавая дань подвигу русских моряков, японцы оставили на корме название «Варяг», а при подъёме на борту была сделана надпись: «На этом корабле мы будем учить вас, как надо любить свою Родину»[источник не указан 413 дней]. С 14 марта по 7 августа 1909 года крейсер ушёл в поход к Гавайским островам и Северной Америке для отработки навигации в условиях дальнего плавания и обучения офицерского состава. Подобные походы крейсер выполнял до 1913 года[источник не указан 40 дней].

После поднятия «Варяга» и ремонта в Японии его штурвал был передан на флагман японского флота броненосец «Микаса». Из последнего был сделан корабль-музей. До сих пор на «Микасе» экспонируется штурвал, выдаваемый за штурвал «Варяга». Однако его внешний вид говорит о том, что, вероятнее всего, штурвал принадлежал российскому пароходу «Сунгари».[источник не указан 1288 дней]

Во время Первой мировой войны Российская империя и Япония стали союзниками. В 1916 году крейсер «Соя» (вместе с броненосцами «Сагами» и «Танго») был выкуплен Россией. 4 апреля японский флаг был спущен и 5 апреля 1916 года крейсер переведён во Владивосток, после чего под прежним именем «Варяг» был включён в состав флотилии Северного Ледовитого океана (совершил переход из Владивостока в Романов-на-Мурмане) в составе Отряда судов особого назначения под командованием контр-адмирала Бестужева-Рюмина.

В феврале 1917 года ушёл на ремонт в Великобританию, где был конфискован британцами, поскольку советское правительство отказалось платить по долгам Российской Империи. В 1920 году перепродан германским фирмам на слом. В 1925 году при буксировке корабль попал в шторм и затонул у берега в Ирландском море. Часть металлических конструкций была тогда же снята местными жителями. Был впоследствии взорван.

В 1954 году по случаю 50-летия подвига у Чемульпо было принято постановление Президиума ЦК КПСС о награждении и назначении пенсий ветеранам крейсера «Варяг». Главком ВМФ СССР Н. Г. Кузнецов лично наградил пятнадцать ветеранов медалями «За Отвагу». Позднее орденами и медалями были награждены ещё 139 ветеранов-моряков с «Варяга» и «Корейца». Во время торжеств был обнародован приказ Кузнецова о присвоении имени «Варяг» строящемуся крейсеру проекта 68-бис. После прихода к власти Никиты Сергеевича Хрущёва, все строившиеся артиллерийские крейсера были разобраны на металл. То же коснулось и «Варяга». Только в 1965 году в состав Тихоокеанского флота вошёл ракетный крейсер проекта 58 «Варяг», прослуживший с 1965 по 1990 год.[источник не указан 40 дней]

В 2003 году состоялась первая российская экспедиция с погружением в район обломков, были подняты некоторые небольшие детали. В погружении принимал участие внук капитана Руднева, проживающий во Франции.

13 июля 2009 года после переговоров с корейской стороной, которые длились шесть лет, России были переданы в аренду на девять месяцев реликвии, связанные с подвигом крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». Ранее экспонаты находились в фондах муниципального музея корейского города Инчхона. 25 июля, в канун Дня Военно-Морского Флота, экспозиция передвижной выставки «Крейсер „Варяг“. Обретение реликвий» была открыта в Государственном Эрмитаже. Впоследствии выставку увидели в Москве, Мурманске, Североморске, Калининграде, Владивостоке, Петропавловске-Камчатском и на базах Черноморского флота.[источник не указан 40 дней]

11 ноября 2010 года в присутствии президента РФ Дмитрия Медведева мэр Инчхона передал российским дипломатам гюйс крейсера «Варяг» на временное хранение в течение двух лет с правом продления этого срока. Церемония прошла в посольстве России в Сеуле. В 2012 году Россия официально попросила Южную Корею продлить на десять лет срок аренды флага.

Где деньги, Зин?

Как сказано в одном стихотворении, в капле воды отражается мир. В проектировании, постройке и службе крейсераВаряг», как в этой самой капле, отразилась судьба Российского Императорского флота. Со всем его внешним блеском и лоском и куда менее заметными, но серьёзными внутренними проблемами. Некоторые из них, кстати, благополучно пережили и Цусиму, и сам РИФ, и даже пришедший ему на смену советский флот.

Одной из таких проблем было наличие нескольких потенциальных театров военных действий. Маневрировать между ними было весьма затруднительно, а то и вовсе невозможно. Например, из Чёрного моря боевые корабли могли выходить лишь по особому фирману турецкого султана. Переброска же кораблей с Балтики на Дальний Восток хоть и была менее сложна дипломатически, фактически требовала массу времени и усилий. Особенно если избегать Суэцкого канала, контролируемогоангличанкой, которая гадит».

БроненосецМикаса», один из самыхпродвинутых» боевых кораблей на тот момент, японцы заказали у англичан – а что, вполне могли себе позволить(фото: Wikiwand)

В этих условиях известие о том, что после победы в японо-китайской войне Япония получила от Китая громадную контрибуцию и приступила к созданию мощного флота, российские адмиралы встретили, мягко говоря, без восторга. Принятую в 1895 году программу строительства флота пришлось срочно пересматривать, добавив Дальнему Востоку кораблей за счет Балтфлота. Затем всё для того же Дальнего Востока дополнительно выделили ещё 90 миллионов полновесных золотых рублей на кораблестроение.

Увы, тут же сработал неписаный закон: всё делается медленней, чем запланировано, и стоит дороже. Вскоре выяснилось, что выделенные миллионы почему-то кончились быстрее, чем ожидалось, и нужно ещё миллионов эдак 100. Столько денег, да ещё и одним куском, в казне не нашлось. Дали только 40, и те по частям до 1905 года. Естественно, на сроках постройки новых кораблей это сказалось не лучшим образом.

Особую пикантность картине добавлял тот факт, что Япония строила свои корабли быстрее в каком-то смысле на русские же деньги. Именно Россия предоставила Китаю крупный заём для выплаты контрибуции победителям.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
RiotClub
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector